Silentium и как беден наш язык

Афанасий Фет — Как беден наш язык: Стих

Как беден наш язык! — Хочу и не могу.-
Не передать того ни другу, ни врагу,
Что буйствует в груди прозрачною волною.
Напрасно вечное томление сердец,
И клонит голову маститую мудрец
Пред этой ложью роковою.

Лишь у тебя, поэт, крылатый слова звук
Хватает на лету и закрепляет вдруг
И темный бред души и трав неясный запах;
Так, для безбрежного покинув скудный дол,
Летит за облака Юпитера орел,
Сноп молнии неся мгновенный в верных лапах.

Анализ стихотворения «Как беден наш язык» Фета

Афанасий Афанасьевич Фет в своем стихотворении «Как беден наш язык» на склоне лет рассуждает о феномене языка, его возможностях, пределах, прозрениях.

Стихотворение написано летом 1887 года. Автору его в эту пору 67 лет, он хозяин процветающего имения, автор нескольких томов стихотворений. По жанру – элегия, по размеру – шестистопный ямб со смешанной (смежная и кольцевая) рифмовкой, 2 строфы. Лирический герой – сам автор. Композиция условно делится на 2 части: в первой герой признается в своем бессилии выразить себя и свои чувства через слова, речь. Во второй – поет дифирамб искусности поэтов, умеющих одним штрихом, созвучьем отразить мир и все, что в нем. «Наш язык»: имеется в виду, конечно, не просто русский, а человеческий вообще. «Хочу и не могу»: недосказанность этой фразы иллюстрирует беспомощность героя. Ни открыть душу другу, ни парировать выпад врага. «В груди прозрачною волною»: метафизическое, в чем-то даже аморфное, описание внутреннего мира человека. Тщетны усилия «мудреца» по просвещению людей в каких-то вопросах, в желании передать собственную философию в стройном и непротиворечивом виде.

«Ложью роковой»: здесь перекличка с известной строкой Ф. Тютчева «мысль изреченная есть ложь». «Лишь у тебя, поэт»: странно, что автор – сам питомец Муз – адресуется к какому-то абстрактному «поэту». Возможно, А. Фет здесь склоняется перед теми, кого считает гениями. По сравнению с ними – он подмастерье. «Слова звук»: герой полагает, что стихи ведут с его сердцем таинственную беседу. «Темный бред души»: под пером мастера из тени выходят самые неуловимые движения души. Могущество поэзии для А. Фета простирается вплоть до способности передавать запахи, цвета и звуки. Завершается произведение в классическом духе с обязательным античным сравнением: летит за облака Юпитера орел. Эта птица – типичный спутник римского божества. «Сноп молнии мгновенный»: озарение поэта – вспышка, метеор на небосклоне повседневности. Поэт и сам порой его не может объяснить. Он транслирует образы и символы человечеству, открывает новое, возрождает из пепла забытые понятия, мечты. А. Фет представляет поэта своеобразным крылатым демиургом, покинувшим «для безбрежного» земной «скудный дол». Лексика возвышенная. Эпитеты: вечное, маститую, неясный, верных. Метафора: голову пред ложью, буйствует в груди. Инверсия: ложь роковая. Олицетворение: звук хватает на лету.

С юности преданный романтическому миросозерцанию, А. Фет в своем произведении «Как беден наш язык» говорит о высоком назначении поэта.

Источник

В каких произведениях отечественной поэзии встречается тема «невыразимого» и чем их можно сопоставить со стихотворением Тютчева? Почему молчание кажется таким значимым лирическому герою? (Тютчев «Silentium!») (ЕГЭ по литературе)

Тема «невыразимого» встречается в таких стихотворениях, как «Невыразимое» Жуковского и «Как беден наш язык!» Фета.

В произведении «Как беден наш язык!» лирический герой осознает, что уже не может так же, как и раньше, с легкостью обращаться словами, создавая с их помощью удивительно яркие и волнующие образы. Он отмечает, что не в состоянии передать свои мысли и чувства ни другу, ни врагу. Это удручает его. Лирический герой хочет выразить свои чувства, но не может из-за скудности русского языка в отличие от героя «Silentium!», который, наоборот, боится.

В «Невыразимом» лирический герой понимает, что не может выразить словами то чувство, которое рождается у человека, когда он созерцает волшебный пейзаж природы. Он утверждает, что невозможно передать всю красоту окружающего мира через искусство слова. Так он раскрывает одну из главных проблем поэта и поэзии. Причиной этой проблемы является русский язык в отличии от стихотворения «Silentium!», в котором причиной служит вечная разобщенность людей.

Таким образом, тема «невыразимого» присутствует во всех трех произведениях, но каждый автор раскрывает ее по-своему.

Рассмотрим, почему молчание кажется таким значимым лирическому герою в стихотворении Ф.И.

Наши эксперты могут проверить Ваше сочинение по критериям ЕГЭ
ОТПРАВИТЬ НА ПРОВЕРКУ

Эксперты сайта Критика24.ру
Учителя ведущих школ и действующие эксперты Министерства просвещения Российской Федерации.

Во-первых, произведение построено на внутреннем монологе, во время которого лирический герой находит спасение именно в молчании. Он утверждает, что человек должен жить в своем мире, который является тайной для остальных: «Молчи, скрывайся и таи/ И чувства и мечты свои —/ Пускай в душевной глубине/ Встают и заходят оне…». Ведь если герой откроет душу другим, то его могут неправильно понять или вообще не понять. Высказывание никогда не сможет точно передать все мысли и чувства, которые испытывает человек, именно поэтому «мысль изреченная есть ложь».

Во-вторых, благодаря таким художественно-выразительным средствам, как эпитеты («таинственно-волшебный»), сравнения («как звезды в ночи») и метафоры («в душевной глубине»), мы еще ярче ощущаем ценность молчания. Читатель видит, насколько сильно лирический герой ощущает его значимость.

Таким образом, молчание кажется ценным лирическому герою, потому что оно позволяет людям жить в гармонии с самими собой.

Посмотреть все сочинения без рекламы можно в нашем

Чтобы вывести это сочинение введите команду /id26859

Источник

Стихотворение «Как беден наш язык!» Фет Афанасий Афанасьевич. Из разборов лирики А.А

Произведение является составной частью позднего лирического творчества поэта и по жанровой направленности относится к философским размышлениям.

Читайте также:  Вино в множественном числе русском языке

Структурная композиция стихотворения состоит из двух шестистиший из двенадцати строк, в которых лирический герой, ведущий повествование в произведении, пытается размышлять над тайной поэтического творчества, анализируя возможности языковых форм.

В качестве стихотворного размера в стихотворении применяется четырехстопный ямб в сочетании с парной и кольцевой, опоясывающей рифмовкой, а также двухсложной стопой, делающей ударение на втором слоге, подчеркивающих авторское признание об отсутствии былой легкости и желания для продолжения поэтического творчества, поскольку душевное настроение лирического героя подвержено хаосу, грусти и тяжелым эмоциям.

Среди художественных выразительных средств в стихотворении «Как беден наш язык! …» присутствуют многочисленные метафоры и сравнения, а также форма незавершенного предложения, в котором наличествует разрушенная структура глагольного сказуемого. Кроме того, поэт использует синтаксическое построение повествовательного содержания в отсутствии необходимых дополнений.

Смысловая нагрузка произведения заключается не в том, чтобы продемонстрировать малые и неприспособленные возможности русского языка для выражения глубинных чувств и ощущений, а показать собственную неспособность и невозможность для поэтического самовыражения путем использования человеческих мыслей и слов.

Отличительной особенностью стихотворения «Как беден наш язык! …» является сравнение поэтического творчества с ударом снопа молнии, поскольку присутствие в человеке вдохновения и таланта, величин переменчивых, непостоянных, относится к некой мистической составляющей в сочинении стихов. Авторская позиция в произведении заключается в размышлении о невероятном количестве эмоций, страстей, существующих во внутреннем человеческом мире, которых гораздо больше слов, присутствующих в том или ином языке либо речи.

Однако в финале стихотворения лирический герой приходит к выводу, что по-настоящему талантливый мастер в силах своей гениальности поразить читательскую аудиторию всей гаммой испытанных им чувств и эмоций при помощи обычных словесных выражений, подчеркивающих сочную красоту окружающего мира, речевые акценты, быстрое изменение событийного сюжета.

Стихотворение «Как беден наш язык! …» отражает тягостное и болезненное авторское настроение, лишенное былой пленительности, чувственности, романтизма, а также искренней чистоты и легкости.

Стихотворение «Как беден наш язык!» Фет Афанасий Афанасьевич

Как беден наш язык! — Хочу и не могу.- Не передать того ни другу, ни врагу, Что буйствует в груди прозрачною волною. Напрасно вечное томление сердец, И клонит голову маститую мудрец Пред этой ложью роковою.

Лишь у тебя, поэт, крылатый слова звук Хватает на лету и закрепляет вдруг И темный бред души и трав неясный запах; Так, для безбрежного покинув скудный дол, Летит за облака Юпитера орел, Сноп молнии неся мгновенный в верных лапах.

(1 votes, average: 5,00 out of 5)

Еще стихотворения:

Вы сейчас читаете стих Как беден наш язык!, поэта Фет Афанасий Афанасьевич

АНАЛИЗ СТИХОТВОРЕНИЯ АФАНАСИЯ ФЕТА "КАК БЕДЕН НАШ ЯЗЫК! – ХОЧУ И НЕ МОГУ"

Афанасий Фет вошел в историю русской литературы как непревзойденный лирик и мастер пейзажа. Его ранние стихотворения стали хрестоматийными благодаря своей легкости, изяществу и удивительно прекрасным образам, так виртуозно созданным этим поэтом. Тем не менее, более поздние произведения Фета лишены то грации и чистоты, которыми славятся ранние стихи. Причин для подобных метаморфоз несколько, и одна из них кроется в личной драме поэта, который осознанно отказался от любви ради финансового благополучия, о чем потом сожалел до конца своей жизни. По некоторым косвенным признакам можно утверждать, что внутренняя неудовлетворенность Фета постепенно свела его с ума. Поэтому неудивительно, что из года в год после того, как поэт расстался с Марией Лазич, а после узнал, что она погибла, его стихи становились все мрачнее и безысходнее, приобретая не только характерную «тяжеловесность», но и оттенок философских размышлений.

В 1887 году Фет публикует стихотворение «Как беден наш язык!…», в котором приоткрывает завесу тайны над собственным творчеством. Поэт осознает, что уже не может также, как и раньше, с легкостью обращаться со словами, создавая с их помощью удивительно яркие и волнующие образы. Он отмечает, что не в состоянии «передать того ни другу, ни врагу, что буйствует в груди прозрачною волною». Это настолько удручает поэта, что каждую написанную фразу он считает «ложью роковою», но при этом не знает, как унять «томленье вечное сердец». В данном случае речь идет о самом процессе создания стихов, стимулом к которому является вдохновение. Но при этом Фет осознает, что лично ему уже не хватает тех чувств и эмоций, способных пробуждать душу от дремоты, для того, чтобы максимально точно передать свои ощущения. Получается замкнутый круг, из которого автор не видит выхода, рассчитывая лишь на то, что однажды произойдет чудо, и «крылатый слова звук» сможет передать «и темный бред души, и трав неясный запах».

Само творчество Фет сравнивает со снопом молнии, который орел несет «в верных лапах». Автор открыто признает, что у поэзии есть некая мистическая составляющая, благодаря которой стихи оставляют в душе человека неизгладимый след. Но при этом Фет не хочет мириться с мыслью, что талант и вдохновение – понятия переменчивые, которые в определенные периоды жизни могут проявляться с особой силой, а позже исчезают по причине того, что человек совершает ошибки или же неблаговидные поступки. Не исключено, что сделка с совестью, на которую поэт пошел в юности ради восстановления своего социального статуса, и стала причиной утраты того блеска и легкости, которые изначально были присущи стихам Фета. Однако поэт винит в этом не себя, а русский язык, считая его бедным и неприспособленным для поэзии. Подобное заблуждение не только направляет автора по ложному пути, но и весьма негативно сказывается на творчестве Фета. Сам поэт крайне редко обращает внимание на те предметы и явления, которые его окружают, погрузившись в мир иллюзий и воспоминаний. Именно по этой причине стихи более позднего периода этого автора уже не могут похвастаться той удивительной образностью, благодаря которой поэту удавалось передавать цвета и запахи. Лишь изредка из-под пера Фета появляются романтические строки, выдержанные в прежнем ключе. Это – отголоски былой любви, которая со временем с новой силой вспыхивает в душе поэта, но вместо радости причиняет ему сильную боль, так как вернуть прошлое он не в состоянии. И эта безысходность отражается в произведениях поэта, который понимает, что прожил жизнь совсем не так, как мечтал.

Читайте также:  Ewa учить английский язык полная версия

Анализ стихотворения Фета “Как беден наш язык. ”

Меня удивило название этого стихотворения. Как это наш великий и могучий язык вдруг оказался беден для Афанасия Фета. Уж ему-то, как поэту, должно быть известно все богатство и разнообразие языковых форм.

Когда же я начала читать стихотворение «Как беден наш язык. », то поняла, что эта мысль посетила автора в момент, когда он был переполнен эмоциями. И слов, чтобы выразить полноту чувств, у него не нашлось.

Видимо, поэтому, он начинает анализировать язык, речь. Причем, в произведении нет четкого указания на русский или какой-то другой язык.

Значит, автор имеет в виду способ устного выражения вообще. Он полагает, что эмоций в человеке больше, чем слов. И утверждая, что даже мудрецы не способны точно выразить свои чувства, в это момент уверен в правдивости своих слов.

Но в следующий миг, отрезвев головой, он с удивлением подмечает, что, оказывается, можно словами передать всю гамму чувств. Но теперь он объясняет такую способность исключительно талантом поэта.

Оставим при нем его точку зрения. Отдадим должное всем поэтам, которые действительно, поражают нас способностью самовыражаться. Немного таких гениев, что словом побудят к действию, заставят

рассмеяться или заплакать.

Поэтому, стоит согласиться с Афанасием Фетом, преклониться перед талантом настоящих классиков, которые способны остановить и запечатлеть мгновение, словно художник на холсте. Передать посредством слов сочность красок, речевой акцент, быструю смену событий может только поэт.

Наверное, это так. Даже ученому мужу требуется время, чтобы объяснить нерадивым ученикам суть той или иной теории и аксиомы. А у поэта все сложное просто. Да только попробуйте сами воплотить эту простоту. Вот то-то и оно! Талант его не купишь, ему не научишь, его не приобретешь.

Может быть, это хотел сказать Фет, может быть он просил уважения к творчеству своих товарищей по перу? Огромная плеяда великих и любимых поэтов проходит перед нами в школьной литературе. Но есть немало достойных творцов, которые остались за рамками школьной программы. Будем же любить поэзию так, как она того заслуживает.

Источник

Поэт и поэтическое слово в эстетической системе Фета

Красота, как известно, вечна и мгновенна. Она вечна, поскольку является свойством бытия, но проявляется в мгновенных отблесках, вспышках и озарениях. Для того чтобы эти мгновенные отблески, вспышки и озарения красоты тоже обрели вечность, их нужно воплотить, запечатлеть в искусстве. В поэзии это трудное и благородное дело выполняют избранные люди — поэты. Их называли «сынами гармонии», «божественными избранниками», потому что они, являясь полномочными послами гармонии, возвещали о ней и были призваны к поэтическому подвигу самим Богом. У Фета и Бог, и поэт творят по велению красоты, и в этом смысле они равны. Поэта избирает красота, которой он служит. И поэт обязан преданно и верно, как рыцарь или как раб, служить ей. «Художнику,— не уставал повторять Фет,— дорога только одна сторона предметов: их красота». Задача поэта — найти, увидеть, очистить от всего постороннего, выразить и закрепить красоту в слове.

Жуковский в стихотворении «Невыразимое» писал о том, что «живое», т. е. богатую и разнообразную жизнь природы, нельзя передать словом, что наш язык немеет перед ее творческой силой, что творчество поэта — «бледный и несовершенный слепок творчества «природного художника», т. е. самого Творца» (в соответствии с романтической традицией Жуковский понимает природу как произведение Создателя и видит в ней Его присутствие). Замысел поэта, сетует Жуковский, не может быть в совершенстве воплощен. Земной язык поэта несравним с божественным языком природы. Поскольку поэт не может в слове выразить все, что чувствует, то ему ничего другого не остается, как молча быть поэтом, храня «необъятное» невыразимое в своей душе: «И лишь молчание понятно говорит. »

О мотиве невыразимого писал в стихотворении «Silentium!» и почитаемый Фетом Тютчев. Он тоже призывал поэта к молчанию («Молчи, скрывайся и таи/И чувства и мечты свои. ») по той причине, что поэту не удастся передать «другому» «целый мир» своей души.

Для Фета, как и для Пушкина, проблемы невыразимости стиля не существует, но есть тема, к которой поэт возвращался неоднократно. В программном стихотворении «Как беден наш язык!—/Хочу и не могу. » (1887) Фет полемически включается в поэтический диалог романтиков.

Стихотворение отчетливо разделено на две части.

В первой поэтическая идея излагается устами «мудреца». «Как беден наш язык!» — в этих словах Фет воспроизводит «чужое» мнение, характерное для романтической традиции и близкое, как уже было отмечено в литературе, тютчевскому «Silentium!». Тютчев утверждал, что посредством слова нельзя передать свои сокровенные мысли никому «другому». Но, по мысли Фета, «мудрец» напрасно «клонит голову маститую» «пред этой ложью роковою», перед этим заблуждением ума.

Во второй части Фет говорит от лица «поэта» и выражает свою точку зрения, попутно опровергая мысли Жуковского в стихотворении «Невыразимое». Эта часть начинается с противопоставления «поэта» «мудрецу» — «Лишь у тебя, поэт. ». «Поэт» ставится выше «мудреца», а слово — выше философской мысли:

. крылатый слова звук
Хватает на лету и закрепляет вдруг
И темный бред души, и трав неясный запах.

Жуковский утверждал, что невозможно «прекрасное в полете удержать», как невозможно передать словом жизнь сердца. Наполненная поэзией душа устремляется ввысь, но, не воплощенная в слове, на земле она обречена на молчание. У Фета поэзия и поэт обладают безграничной властью и над природной («трав неясный запах»), и над духовной («темный бред души») жизнью. В противовес Жуковскому душа только тогда и устремляется в бесконечную жизнь, когда она выражена и закреплена в «крылатом слова звуке». Лишь воплощенная в слове, она «для безбрежного» покидает «скудный дол», т. е. землю, обретая вечность.

Романтическая идея невыразимого объявляется ложной и заменяется идеей принципиально выразимого. Красота, избирая поэта для своего воплощения, наделяет его словом, способным навечно закрепить свой образ, сделать его ясным, точным, пластичным, совершенным и гармоничным. Слово поэта сравнивается с летящим «за облака» орлом — атрибутом верховного бога Юпитера. Следовательно, ему придана божественная и магическая власть над всеми предметами и явлениями, подлежащими выражению. Фет не согласен ни с Жуковским, ни с Тютчевым: один из них склоняется перед божественным языком «дивной природы», другой — перед языком философской мысли. Фет возвышает слово поэта над этими языками. Ни «божественная душа» природы, ни философская мысль, перед которыми благоговели романтики, бессильны запечатлеть «и темный бред души, и трав неясный запах». Лишь слово поэта способно придать им законченную форму и удержать в полете, подобно тому как орел Юпитера держит «сноп молнии. мгновенный в верных лапах».

Читайте также:  Imgburn как поменять язык на русский

Романтики считали слово косным материалом, омертвляющим живое, подвижное, неясное, неуловимое, невыразимое, потому что в нем силен рациональный компонент. Фет понял, что именно смысловое начало в соединении с другими (звуковым, например) не убивает предмет или явление, а делает его зримым, пластичным, точным и выразительным. Невыразимое благодаря слову поддается выражению.

Вследствие этого в поэзии Фета нужно различать предмет поэтического выражения и само поэтическое выражение. Предмет поэтического выражения, например душевная жизнь, у Фета часто очень сложен, полон таинственности, тонок и трудноуловим, тогда как поэтически он выражен в ясной, определенной, большей частью законченной словесной и образной форме. Стиль Фета направлен к тому, чтобы передать чувство, переживание или душевное состояние рационально, конкретно и точно, в зримых и звуковых образах, передающих реальные детали обстановки, черты портрета и приметы пейзажа. В целом Фет-поэт несклонен завораживать стихом в отличие от его предшественника Жуковского или его поэтического потомка Блока. И хотя он ценил в поэзии «музыку», звук и писал:

Поделись живыми снами,
Говори душе моей;
Что не выскажешь словами —
Звуком на душу навей,—

в его поэтической системе преимущество отдано лирическому высказыванию словами. Звуки не самодовлеющая область творчества, а свойство, присущее красоте, у которой общие «мелодии» и общий ритм с простыми «мелодиями» и жизненным ритмом природы и человека. Не случайно романсы Фета, по свидетельству Салтыкова-Щедрина, распевала вся Россия.

Чтобы запечатлеть прекрасное, писал Фет в программной статье «О стихотворениях Ф. Тютчева» (1859), поэту недостаточно лишь бессознательно испытывать чувство красоты и наслаждаться красотой окружающей действительности. Фет настаивает на особом, зорком взгляде поэта на мир: «Пока глаз его не видит ее ясных, хотя и тонко звучащих форм,— он еще не поэт». Для поэта необходимо точное и осознанное представление о формах, в которых живет красота. Но и этого мало.

Красота должна быть очищена от всех посторонних наслоений, в том числе и субъективных чувств, настроений и переживаний поэта. Иначе говоря, в преображении и увековечении красоты действительного мира участвует весь человек, все его интеллектуальные и чувственные силы — и разум, и обоняние, и вкус, и пластика, и чувство звука и ритма. Значит, избирательность по отношению к предмету поэзии сочетается с универсальностью способностей поэта, направленных на выражение красоты. Это означает также, что каждое стихотворение, чему бы оно ни было посвящено, созидает «весь Фет», лирика которого не поддается делению на «пейзажную», «любовную», «философскую» и т. п. Но такому делению не поддается и эмоциональное состояние лирического «я» поэзии Фета. Это лирическое «я» не обладает ни социальной, ни культурной, ни бытовой, ни конкретно-психологической определенностью. В стихах Фета нет его внутренней биографии. Конечно, читая стихи Фета, можно сказать, что это человек, любящий природу, искусство, обладающий поэтическим даром, наблюдательный, чуткий к красоте в ее самых обыденных проявлениях. Но это и все. Никаких других конкретно-психологических, социальных, культурно-бытовых и биографических примет обнаружить нельзя. А это свидетельствует о том, что Фет обходится без лирического героя, который ему совершенно не нужен.

Источник

Федор Тютчев — Silentium (Силентиум, Молчание): Стих

Молчи, скрывайся и таи
И чувства и мечты свои —
Пускай в душевной глубине
Встают и заходят оне
Безмолвно, как звезды в ночи,-
Любуйся ими — и молчи.

Как сердцу высказать себя?
Другому как понять тебя?
Поймёт ли он, чем ты живёшь?
Мысль изречённая есть ложь.
Взрывая, возмутишь ключи,-
Питайся ими — и молчи.

Лишь жить в себе самом умей —
Есть целый мир в душе твоей
Таинственно-волшебных дум;
Их оглушит наружный шум,
Дневные разгонят лучи,-
Внимай их пенью — и молчи.
_______________
* Silentium — Молчание! (лат.)

Анализ стихотворения «Silentium!» Тютчева

Тютчев стал известен благодаря своим стихотворениям в жанре пейзажной лирики. Но в ранний период творчества он обращался к философским и глубоко личным темам. Эти произведения писались исключительно для себя, поэт не стремился к литературной известности и не пытался опубликовать свои творения. Лишь поддавшись уговорам друзей, Тютчев решился издать некоторые ранние стихотворения. Одним из них было стихотворение «Silentium!», опубликованное в 1830 г. Считается, что написано оно было гораздо раньше. Стих выдержал несколько серьезных авторских правок. Тютчев опасался передать на суд публике некоторые сугубо личные размышления.

Латинское название произведения (в пер. – «молчи», «молчание») сразу же указывает на склонность автора к романтизму, который являлся на тот момент доминирующим направлением в искусстве. Ему был присущи мотивы неудовлетворенности окружающим миром и одиночества лирического героя. Эти мотивы четко прослеживаются в стихотворении. Автор обращается к воображаемому собеседнику с призывом скрывать свои истинные чувства от остального общества. Этот монолог можно считать откровенным разговором Тютчева с самим собой. Сокровенные мечты человека являются его высшей ценностью. Автор сравнивает их со «звездами в ночи», которыми можно только безмолвно любоваться.

Внутренний мир человека уникален и неповторим. Интимные переживания невозможно выразить в словах, а тем более передать другому. Мысли чисты и совершенны, они являются высшим даром природы. Слова — лишь слабое отражение человеческой мысли, они значительно ее искажают и меняют первоначальный смысл на прямо противоположный («мысль изреченная есть ложь»). Поэтому молчание – единственный выход для человека, который хочет сохранить целостность своих сокровенных размышлений.

Внутреннее душевное богатство позволяет человеку существовать независимо от окружающего мира, только этому необходимо научиться. Способность к самосозерцанию и самосовершенствованию – особое качество человека, отличающее его от животного мира. «Наружный шум», который символизирует бессмысленную суету толпы, может повредить гармонию внутреннего мира. Человек должен тщательно беречь свою индивидуальность. В сочетании с молчанием это откроет перед ним все тайны мироздания.

Стихотворение «Silentium!» очень важно для понимания внутреннего мира Тютчева. Можно предположить, что поэт стал по преимуществу «певцом природы» потому, что не хотел больше делиться с окружающими своими философскими размышлениями.

Источник

Мастерица
Adblock
detector