Каким образом человек и животные идентифицируют узнают источники звуковых волн

Каким образом человек и животные идентифицируют узнают источники звуковых волн

а) Различение звуковых образов слуховой корой. Полное двустороннее удаление слуховой коры у кошки или обезьяны не устраняет восприятия ими звуков и грубой реакции на них. Однако при этом значительно уменьшается, а иногда и совсем исчезает способность животного различать звуки разной высоты и особенно звуковые образы. Например, животное, натренированное распознавать комбинацию или последовательность тонов (один после другого в определенном порядке), теряет эту способность после разрушения слуховой коры; более того, животное не может вновь научиться такому типу реакции. Следовательно, слуховая кора особенно важна в различении тональных и последовательных звуковых образов.

Двустороннее разрушение первичной слуховой коры у человека значительно снижает его слуховую чувствительность. Разрушение одной стороны лишь слегка уменьшает слышимость в противоположном ухе и не ведет к глухоте из-за многочисленных пересекающихся связей между сторонами в нервном слуховом пути. Однако поражается способность человека локализовать источник звука, поскольку для функции локализации требуются сопоставительные сигналы в коре обоих полушарий.

Поражения, при которых страдает ассоциативная слуховая кора, но не первичная слуховая кора, не уменьшают способности человека слышать и дифференцировать звуковые тоны или, по крайней мере, интерпретировать простые звуковые образы. Однако человек часто не способен интерпретировать значение слышимого звука. Например, поражение задней части верхней височной извилины, называемой областью Вернике, которая является частью ассоциативной слуховой коры, часто сопровождается невозможностью для человека распознавать значение слов, даже если он отлично их слышит и может повторять. Эти функции ассоциативной слуховой коры и ее связь с общими интеллектуальными функциями мозга подробно обсуждаются в отдельной статье на сайте (просим вас пользоваться формой поиска выше).

Слуховая кора

Определение направления, откуда приходит звук

Человек определяет горизонтальное направление действующего звука двумя основными способами:

(1) по задержке во времени между входом звука в одно ухо и его входом в противоположное ухо;

(2) по разнице между интенсивностью звуков в обоих ушах.

Первый механизм лучше всего функционирует при частотах ниже 3000 Гц, а второй механизм — при более высоких частотах, поскольку голова при этих частотах является более мощным звуковым барьером. Механизм задержки времени различает направление гораздо точнее, чем механизм интенсивности, поскольку он не зависит от внешних факторов, за исключением точного интервала времени между двумя звуковыми сигналами. Если человек смотрит прямо по направлению источника звука, звук достигает обоих ушей точно в один и тот же момент, но если правое ухо ближе к источнику, чем левое, звуковые сигналы от правого уха входят в мозг раньше звуковых сигналов от левого уха.

Два вышеупомянутых механизма не могут различить: находится ли источник звука впереди или позади человека, а также сверху или снизу. Это различение достигается главным образом с помощью ушных раковин обоих ушей. Форма ушной раковины изменяет количество звука, входящего в ухо, в зависимости от направления, откуда идет звук. Она делает это путем выделения определенных звуковых частот от разных направлений.

а) Нервный механизм определения направления звука. Разрушение слуховой коры с обеих сторон мозга и у человека, и у животных вызывает почти полную потерю способности определять направление, откуда приходит звук. Нервный анализ начинается в ядрах верхней оливы ствола мозга. Нервные пути на всем протяжении от этих ядер до коры также необходимы для интерпретации сигналов. Полагают, что механизм следующий. Ядро верхней оливы делится на две части:

(1) медиальное ядро верхней оливы;

(2) латеральное ядро верхней оливы.

Латеральное ядро участвует в определении направления, откуда исходит звук, вероятно, просто путем сравнения интенсивности звуков, достигающих обоих ушей, и посылая соответствующий сигнал к слуховой коре для оценки направления.

Медиальное ядро верхней оливы, однако, имеет специфический механизм для определения временной задержки между звуковыми сигналами, входящими в оба уха. Это ядро содержит большое количество нейронов, имеющих два главных дендрита: один, направляющийся вправо, а другой — влево. Звуковой сигнал от правого уха попадает к правому дендриту, а сигнал от левого уха — к левому. Интенсивность возбуждения каждого нейрона очень чувствительна к специфической задержке времени между двумя звуковыми сигналами от двух ушей.

Нейроны с одного края ядра максимально реагируют на короткую задержку времени, тогда как нейроны с противоположного края реагируют на длинную временную задержку; нейроны, расположенные между этими областями, реагируют на различные промежуточные варианты временных задержек. Таким образом, в медиальном ядре верхней оливы развивается пространственная структура стимуляции нейронов, при этом звуки, приходящие прямо спереди головы, максимально стимулируют один набор нейронов оливы, а звуки, поступающие под разными углами сбоку, стимулируют разные комбинации нейронов на противоположных сторонах. Эта пространственная ориентация сигналов затем передается слуховой коре, где определяется направление звука по положению максимально стимулируемых нейронов.

Полагают, что все эти сигналы для определения направления звука передаются через другой путь и возбуждают другой локус в мозговой коре по сравнению с путем проведения и локусом-мишенью для тональных характеристик звука.

Механизм определения направления звука показывает, как анализируется специфическая информация, заключенная в сенсорных сигналах, по мере того, как сигналы проходят через разные уровни нервной активности. В данном случае качество направления звука отделяется от «качества» звуковых тонов на уровне ядер верхней оливы.

Центробежные сигналы из центральной нервной системы к нижерасположенным слуховым центрам

На каждом уровне слуховой нервной системы от коры до улитки в самом ухе обнаружены ретроградные пути. Конечная часть этого пути представлена в основном волокнами от ядра верхней оливы к звуковоспринимающим волосковым клеткам в органе Корти. Эти ретроградные волокна тормозные: прямая стимуляция дискретных точек в ядре оливы тормозит специфические области органа Корти, уменьшая их звуковую чувствительность на 15-20 дБ. Это позволяет направить внимание человека к звукам особого качества и в то же время пропускать звуки, имеющие другие качественные характеристики. Например, человек слышит отдельный инструмент в симфоническом оркестре.

Редактор: Искандер Милевски. Дата обновления публикации: 18.3.2021

Читайте также:  Заполни таблицы допиши название групп и по 2 3 названия животных из текста 3 класс

Источник

Психоакустика. Пространственный слух

Способность человека и животных локализовать источник звука, т.е. определять его местоположение в пространстве, называется пространственным слухом. Данное определение предполагает способность локализовать источник звука в горизонтальной и вертикальной плоскостях, а также определяет степень его удаленности от организма. Пространственный слух играет существенную роль в пространственной ориентации человека и животных, которая может осуществляться как пассивным, так и активным способами.

У человека локализация звука происходит с помощью взаимодействия двух симметричных половин слуховой системы (бинауральный слух). Однако, несмотря на то, что бинауральный слух является универсальной основой локализации, человек способен с помощью движений головы и при определенном времени наблюдения за сигналом локализовать источник звука и с помощью одного уха, т. е. монаурально, а также определить степень его удаленности. В психоакустических исследованиях пространственного слуха обычно пользуются двумя основными методическими приемами.

Первый прием, получивший название диотической стимуляции, состоит в перемещении источника звука в свободном звуковом поле. Этот способ изучения локализационных способностей человека проводится только со специальными целями, ввиду методической сложности и большой стоимости организации такого эксперимента (наличие, так называемых, безэховых камер или больших свободных пространств, чтобы избежать влияния на результат измерения отраженных, эховых сигналов).

Способность локализации источника звука человеком при диотической стимуляции высока. Минимально различимый угол тона в горизонтальной плоскости (азимут) может достигать долей градуса. Лучше всего локализуются звуки с крутым передним фронтом нарастания и широким спектром, например шумовые сигналы с крутым передним фронтом включения. Локализация существенно улучшается при небольших движениях головы испытуемого.

Известно, что основой бинаурального механизма локализации в горизонтальной плоскости являются межушные (интерауральные) различия стимуляции по времени (фазе) и по интенсивности. Интерауральные различия по времени (интерауральная задержка) оказываются существенными, если источник звука смещен от средней линии головы, а длина волны сигнала больше расстояния между ушами. В этом случае звуковая волна огибает среднюю линию головы, а длина волны тонального сигнала больше головы слушателя, что и обеспечивает приход раздражения на одно ухо раньше, чем на противоположное.

Расстояние между ушами у человека в среднем принято считать равным 21 см, и эта величина получила название эффективной ттерауральной базы. Величина базы определяет для данного животного тот диапазон частот, который может создавать интерауральную задержку. Так, например, для человека интерауральную задержку создают частоты до 1,5 кГц. Как и следовало ожидать, наибольших значений (немного больше 0,6 мс) она достигает при положении источника звука у одного из ушей (90°) и равна 0 при расположении источника спереди или сзади по средней линии головы, когда интерауральные различия отсутствуют.

При частоте источника звука выше 1,5 кГц у человека вступает в действие другой бинауральный механизм локализации, а именно, интерауральная разность по интенсивности. Она возникает в связи с тем, что частоты выше 1,5 кГц уже не огибают голову слушателя, а поглощаются и отражаются головой как экраном (экранирующий или «теневой» эффект головы). Повышение частоты тона приводит к существенному повышению разности звукового давления в наружных слуховых проходах испытуемого.

Все изложенное касалось локализации источника звука человеком в горизонтальной плоскости. Оценка удаленности и локализация в вертикальной плоскости (элевация источника звука) изучены менее подробно. Известно, что локализация тонов и шумов в вертикальной плоскости происходит с большими ошибками, если в них отсутствуют частотные компоненты выше 7 кГц. При наличии в сигнале частот выше 7 кГц ошибка локализации составляет примерно 4.

Существенную роль в оценке элевации источника звука играет ушная раковина человека как своеобразный акустический фильтр и акустическая линия задержки, поразному влияющая на различные спектральные составляющие многокомпонентных по частоте звуковых сигналов. В настоящее время проведены расчеты передаточной функции ушной раковины, что позволяет расчетным образом синтезировать сигналы, обладающие свойствами разной степени элевации источника звука.

Что касается оценки удаленности источника звука от организма, то факторы, ее определяющие, связаны с ослаблением звука при увеличении расстояния до наблюдателя и изменением его тембра с удалением источника. Необходимо указать, что различают абсолютную и относительную оценку удаленности. Под абсолютной оценкой удаленности понимают способность слушателя определять в мерах длины расположение источника звука (например, в метрах).

Относительная оценка удаленности предполагает наличие двух или нескольких источников звука, расположенных на разном удалении от наблюдателя. Оценка удаленности в этом случае состоит в указании слушателем, какой из источников ближе, а какой дальше.

Хорошо известно, что в реальных условиях источники звука локализуются правильно, несмотря на их многократное отражение от объектов внешней среды. Это свидетельствует о высокой помехоустойчивости слуховой системы при локализации звука. Если бы такой помехоустойчивости не было, акустическая ориентация в пространстве была бы крайне затруднена и внешняя акустическая сцена могла бы представлять для слушателя (с локализационной точки зрения) полный хаос.

Экспериментальные исследования подтвердили наличие такой помехоустойчивости. Оказалось, что если два источника звука, расположенные на различном расстоянии по азимуту от слушателя, излучают одинаковые звуки, то слушателем воспринимается один звуковой образ, локализуемый у ближайшего к нему источника. Этот эффект получил название эффекта предшествования (английское обозначение термина «precedence effect»). Иногда для обозначения эффекта предшествования используется термин «эффект первой волны».

Все изложенное выше касалось рассмотрения характеристик локализационного процесса при прослушивании сигналов наблюдателем в свободном звуковом поле. Вместе с тем, имеется еще один важный психоакустический прием, получивший самое широкое распространение при исследовании пространственного слуха. Этот прием исследования пространственного слуха основан на следующем психоакустическом эффекте: если к ушам испытуемого через два телефона подвести одновременно два идентичных звука, то испытуемым воспринимается один статный звуковой образ, локализуемый по средней линии головы.

Если же один из бинаурально предъявленных звуков опережает другой или превышает его по интенсивности, то слитный звуковой образ смещается в сторону более раннего или более сильного звука. Описанное смешение слитного звукового образа получило название латерализации, а предъявление двух сигналов раздельно на два уха при наличии интерауральных различий получило название дихотического раздражения, в отличие от упомянутого выше диотического раздражения, когда стимуляция осуществляется в свободном звуковом поле.

Именно после того, как было показано сходство процессов латерализации при дихотической стимуляции и при локализации источника звука в свободном звуковом поле, феномен латерализации стал широко использоваться при исследовании локализационных механизмов. Его преимущества состоят в том. что он не требует особых условий эксперимента и позволяет раздельно в широких пределах и с большой точностью регулировать интерауральные различия стимуляции по времени и по интенсивности, т. е. те параметры звуковых сигналов, которые обеспечивают локализацию источника звука в свободном звуковом поле в горизонтальной плоскости.

Читайте также:  Связи животного с окружающей средой сова на рисунке изображены

С помощью дихотической стимуляции установлено, что минимальный интерауральный интервал, необходимый для смещения слитного звукового образа от средней линии головы, равен 6 микросекундам, а полное смещение образа к одному из ушей достигается при задержке порядка 600 мкс. Именно этот интервал примерно соответствует максимально возможной интерауральной задержке при диотической стимуляции. При опережении раздражения на одном из ушей более чем на 2 мс слитный звуковой образ исчезает и испытуемый воспринимает 2 раздельных звука.

Что касается интерауральных различий по интенсивности, то при дихотической стимуляции смешение звукового образа от средней линии головы наступает, если разность по интенсивности достигает 1 дБ. Дихотическим же способом раздражения установлено, что литерализация, вызванная опережением раздражения одного из ушей, может быть снята (образ возвращается к средней линии головы) усилением интенсивности стимуляции на ухе, где раздражение запаздывало (феномен «компенсации»).

С помощью дихотической стимуляции был обнаружен еще один интересный феномен, связанный с маскировкой. Оказалось, что если вводятся интерауральные различия стимуляции либо в маскируемом, либо в маскирующем сигналах, предъявляемых дихотически, то наблюдается существенное уменьшение маскировки (до 10-12 дБ).

При аудиологическом обследовании, главным образом, для выявления патологии слуховых центров, в ряде случаев используются бинауральные тесты: изменение слияния в звуковом образе при бинауральном предъявлении речевых сигналов, изменение параметров бинауральной маскировки, определение функциональной асимметрии больших полушарий головного мозга. Следует подчеркнуть, учитывая богатство возможностей феноменологии пространственного слуха, разработка клинических тестов в этой области аудиологии явно недостаточна.

В этой связи отметим одно из любопытных приложений дихотической стимуляции в аудиологическом обследовании. Так, был предложен практический тест, используемый при подозрении на симуляцию односторонней глухоты.

При этом тесте применяется дихотическое раздражение и создается полная латерализация звукового образа в сторону «глухого» уха (т.е. пространственно звуковой образ располагается на стороне предполагаемого «глухого» уха). При симуляции односторонней глухоты обследуемый, будучи уверенным, что звук подается на «глухое» ухо, отвечает, что звуковое раздражение им вообще не воспринимается. Между тем, при реальной односторонней глухоте, звук в такой ситуации должен восприниматься на противоположном, т.е. на здоровом ухе.

Источник

Локализация звуков: как мозг распознает источники звуков

Мир, окружающий нас, наполнен всевозможной информацией, которую наш мозг непрерывно обрабатывает. Получает он эту информацию посредством органов чувств, каждый из которых отвечает за свою долю сигналов: глаза (зрение), язык (вкус), нос (обоняние), кожа (осязание), вестибулярный аппарат (равновесие, положение в пространстве и чувство веса) и уши (звук). Собрав воедино сигналы от всех этих органов, наш мозг может построить точную картину окружающей среды. Но далеко не все аспекты обработки внешних сигналом нам известны. Одной из таких тайн является механизм локализации источника звуков.

Ученые из лаборатории нейроинженерии речи и слуха (технологический институт Нью-Джерси) предложили новую модель нейронного процесса локализации звука. Какие именно процессы протекают в головном мозге во время восприятия звука, как наш мозг понимает положение источника звука и как данное исследование может помочь в борьбе с дефектами слуха. Об этом мы узнаем из доклада исследовательской группы. Поехали.

Основа исследования

Информация, которую получает наш мозг от органов чувств, отличается друг от друга как с точки зрения источника, так и с точки зрения ее обработки. Одни сигналы сразу предстают перед нашим мозгом в виде точной информации, другие же нуждаются в дополнительных вычислительных процессах. Грубо говоря, прикосновение мы чувствуем сразу, а вот услышав звук, нам предстоит еще найти откуда он исходит.

Основой локализации звуков в горизонтальной плоскости является интерауральная* разница во времени (ITD от interaural time difference) звуков, достигающих ушей слушателя.

Интерауральная база* — расстояние между ушами.

В головном мозге имеется определенный участок (медиальная верхняя олива или МВО), который отвечает за этот процесс. В момент получения звукового сигнала в МВО происходит преобразование интерауральных разниц во времени в скорость реакции нейронов. Форма кривых скорости выходного сигнала МВО как функции ITD напоминает форму взаимнокорреляционную функцию входных сигналов для каждого уха.

То, как обрабатывается и интерпретируется информация в МВО, остается не до конца ясным, из-за чего существует несколько весьма противоречивых теорий. Самой известной и по факту классической теорией локализации звука является модель Джеффресса (Lloyd A. Jeffress). Она основана на маркированной линии* нейронов-детекторов, которые чувствительны к бинауральной синхронности нейронных входных сигналов от каждого уха, причем каждый нейрон максимально чувствителен к определенной величине ITD ().

Принцип маркированной линии* — гипотеза, объясняющая, как разные нервы, все из которых используют одни и те же физиологические принципы при передаче импульсов вдоль своих аксонов, способны генерировать разные ощущения. Структурно сходные нервы могут генерировать различные сенсорные восприятия, если они связаны с уникальными нейронами в центральной нервной системе, которые способны декодировать сходные нервные сигналы различными способами.


Изображение №1

Данная модель в вычислительном плане похожа на нейронное кодирование, основанное на неограниченных взаимных корреляциях звуков, достигающих обоих ушей.

Также существует модель, в которой предполагается, что локализация звука может быть смоделирована на основе различий в скорости реакции определенных популяций нейронов из разных полушарий мозга, т.е. модель межполушарной асимметрии ().

Доселе было сложно однозначно заявить какая из двух теорий (моделей) правильная, учитывая что каждая из них предсказывает разные зависимости локализации звука от интенсивности звука.

В рассматриваемом нами сегодня исследовании ученые решили объединить обе модели, чтобы понять, основано ли восприятие звуков на нейронном кодировании или на разнице реакции отдельно взятых нейронных популяций. Было проведено несколько экспериментов, в которых брали участие люди в возрасте от 18 до 27 лет (5 женщин и 7 мужчин). Аудиометрия (измерение остроты слуха) участников составляла 25 дБ или выше при частоте от 250 до 8000 Гц. Участника опытов размещали в звукоизолированной комнате, в которой было размещено специальное оборудование, откалиброванное с высокой точностью. Участники должны были, услышав звуковой сигнал, указать направление, откуда он исходит.

Результаты исследования

Латеральность* — асимметрия левой и правой половин тела.

Для оценки зависимости латерализации мозговой активности от скорости реакции определенных популяций нейронов были использованы данные активности нижнего двухолмия мозга макаки-резуса, после чего дополнительно были рассчитаны различия в скорости нейронов из разных полушарий.

Читайте также:  Написать букву образ примеры образов буква цветок буква зверь буква предмет и т

Модель маркированной линии нейронов-детекторов предполагает, что при уменьшении интенсивности звука латеральность воспринимаемого источника будет сходиться в средних значениях, схожих для отношения тихих и громких звуков ().

Модель межполушарной асимметрии, в свою очередь, предполагает, что при снижении интенсивности звука до почти пороговых воспринимаемая латеральность будет смещаться к средней линии (1D).

При более высокой общей интенсивности звука предполагается, что латерализация будет инвариантной по интенсивности (вставки на и 1D).

Следовательно, анализ того, как интенсивность звука влияет на воспринимаемое направление звука, позволяет точно определить природу протекающих в этот момент процессов — нейроны из одной общей области или нейроны из разных полушарий.

Очевидно, что способность человека различать ITD может варьироваться в зависимости от интенсивности звука. Однако ученые заявляют, что достаточно сложно интерпретировать предыдущие выводы, связывающие чувствительность к ITD и оценку слушателем направления источника звука как функции интенсивности звука. Одни исследования говорят, что при достижении интенсивности звука к граничному порогу, снижается воспринимаемая латеральность источника. Другие же исследования говорят о том, что влияния интенсивности на восприятие нет вообще.

Другими словами, ученые «мягко» намекают, что в литературе достаточно мало информации касательно связи ITD, интенсивности звука и определения направления его источника. Есть теории, которые существуют как своего рода аксиомы, общепринятые научным сообществом. Посему было решено детально проверить все теории, модели и возможные механизмы восприятия слуха на практике.

Первый эксперимент был поставлен на основе использования психофизической парадигмы, что позволило изучить латерализацию на основе ITD как функцию интенсивности звука в группе из десяти нормально слышащих участников опыта.


Изображение №2

Источники звука были специально настроены так, чтобы охватывать большую часть частотного диапазона, в пределах которого люди способны распознавать ITD, т.е. от 300 до 1200 Гц ().

В каждом из испытаний слушатель должен был указать предполагаемую латеральность, измеряемую как функцию уровня ощущений, в диапазоне значений ITD от 375 до 375 мс. Чтобы определить влияние интенсивности звука, использовалась нелинейная модель смешанного эффекта (NMLE), которая включала как фиксированную, так и случайную интенсивность звука.

График демонстрирует оцененную латерализацию со спектрально плоским шумом при двух интенсивностях звука для репрезентативного слушателя. А график показывает необработанные данные (круги) и подогнанные под модель NMLE (линии) всех слушателей.


Таблица №1

Таблица выше показывает все параметры NLME. Видно, что воспринимаемая латеральность возрастала при увеличении ITD, как того и ожидали ученые. С уменьшением интенсивности звука восприятие все больше смещалось в сторону средней линии (вставка на графике 2C).

Эти тенденции были подкреплены моделью NLME, которая показала существенное влияние ITD и интенсивности звука на максимальную степень латеральности, подтверждая модель межполушарных отличий.

Кроме того, незначительное влияние на воспринимаемую латеральность имели средние аудиометрические пороги чистых тонов. А вот интенсивность звука существенно не влияла на показатели психометрических функций.

Основной целью второго эксперимента было определение того, как полученные в предыдущем эксперименте результаты поменяются при учете спектральных особенностей стимулов (звуков). Необходимость проверки спектрально плоского шума при низкой интенсивности звука состоит в том, что части спектра могут быть не слышны, и это может повлиять на определение направления звука. Следовательно, за результаты первого эксперимента можно ошибочно принять факт того, что ширина слышимой части спектра может уменьшаться с уменьшением интенсивности звука.

Потому было решено провести еще один опыт, но уже с применением обратно А-взвешенных* шумов.

А-взвешивание* применяется к уровням звука, чтобы учесть относительную громкость, воспринимаемую человеческим ухом, поскольку ухо менее чувствительно к низким звуковым частотам. А-взвешивание реализуется путем арифметического добавления таблицы значений, перечисленных в октавных полосах, к измеренным уровням звукового давления в дБ.

На графике 2D показаны необработанные данные (круги) и подогнанные под модель NMLE данные (линии) всех участников эксперимента.

Анализ данных показал, что когда все части звука являются примерно одинаково слышимыми (как в первом, так и во втором опыте), воспринимаемая латеральность и наклон на графике, поясняющий изменение латеральности с ITD, уменьшаются с падением интенсивности звука.

Таким образом, результаты второго эксперимента подтвердили результаты первого. То есть на практике было показано, что модель, предложенная еще в 1948 году Джеффрессом, не является правильной.

Получается, что локализация звуков ухудшается при снижении интенсивности звука, а Джеффресс считал, что звуки воспринимаются и обрабатываются человеком одинаково вне зависимости от их интенсивности.

Для более детального ознакомления с нюансами исследования рекомендую заглянуть в доклад ученых.

Эпилог

Теоретические предположения и подтверждающие их практические опыты показали, что нейроны головного мозга у млекопитающих активируются с разной скоростью в зависимости от направления звукового сигнала. Следом мозг сравнивает эти скорости между всеми задействованными в процессе нейронами для динамического построения карты звуковой среды.

Модель Джеффрессона на самом деле не на 100% ошибочна, так как с ее помощью можно идеально описать локализацию источника звука у сипух. Да, для сипух интенсивность звука не имеет значения, они в любом случае определят положение его источника. Однако эта модель не работает с макаками-резусами, как показали ранее проведенные опыты. Следовательно, эта модель Джеффрессона не может описать локализацию звуков для всех живых существ.

Эксперименты с участием людей лишний раз подтвердили, что локализация звуков протекает у разных организмов по-разному. Многие из участников не смогли верно определить положение источника звуковых сигналов из-за низкой интенсивности звуков.

Ученые считают, что их труд показывает определенную схожесть между тем, как мы видим и как мы слышим. Оба процесса связаны со скоростью нейронов в разных участках мозга, а также с оценкой этой разницы для определения как положения видимых нами предметов в пространстве, так и положения источника слышимого нами звука.

В дальнейшем исследователи собираются провести ряд экспериментов для более детального рассмотрения связи между слухом и зрением человека, что позволит лучше понять, как именно наш мозг динамически строит карту окружающего мира.

Благодарю за внимание, оставайтесь любопытствующими и хорошей всем рабочей недели, ребята! 🙂

Источник

Интересные факты из жизни