Блакар язык как инструмент социальной власти

Блакаp P. M. Язык как инструмент социальной власти (теоpeтико-эмпирическне исследования языка и его использования в социальном контексте)

Практически вне зависимости от того, какие именно проявления человеческой природы интересуют исследователя, рано или поздно он обнаружит, что исследует проблемы, связанные с «языком и коммуникацией». И это ничуть не удивительно, поскольку только через коммуникацию, и в основном языковую коммуникацию, мы можем заявить о себе (Mitteilung) и вступить в контакт с другими человеческими существами. Более того, именно через язык действительность постигается, осознается, а также «наследуется» от поколения к поколению. В значительной степени мы реально живем и действуем внутри«мира языка». Эрнст Кассирер удачно выразил это, обозначив человека как «знаковое существо».

Осознав это, перестаешь удивляться, что столь много людей занимались исследованием языка и его функционирования. Парадокс скорее в том, что традиционно сравнительно небольшое число академических дисциплин, в основном различные философские и лингвистические направления, почти монопольно занимались исследованием языка. Однако в последнее время другие науки, такие, как биология и математика, а особенно социальные науки и среди них в первую очередь психология включили язык в число полноправных объектов изучения. Эти нововведения находят отражение в таких названиях, как «психолингвистика» и «социолингвистика». Весьма убедительным свидетельством в пользу надежности позиций, уже завоеванных психологией, служит тот факт, что один из ведущих лингвистов нашего времени Н. Хомский считает лингвистику разделом когнитивной психологии.

Когда исследователь, работающий в области социальных наук обращается к языку, он, естественно, бывает настроен весьма критически по отношению к различным аспектам основных подходов. В частности, он будет настроен против господствующей стратегии исследования, в соответствии с которой язык изучается (а) в вакууме пли вне релевантных контекстов и (б) без принятия явно выраженной коммуникативной направленности. Более того, исследователь в области социальных наук начинает задавать вопросы, которые до этого полностью игнорировались. В первую очередь этот исследователь пытается изучать язык и функционирование языка включенными в социальную матрицу или контекст. В своей работе, как теоретической, так и практической, Р. Румметвейт и его коллеги пытались создать другое направление, в котором язык и его функционирование изучаются в перспективе коммуникации и как составная часть более обширного социального контекста.

Цель настоящей работы — исследовать язык как составную часть социальной рамки или матрицы. Фактически будет сделана попытка проанализировать язык и функционирование языка в составе социальной и политической деятельности или поведения, структурирующих нашу повседневную жизнь и управляющих ею. Для этого мы продемонстрируем и обсудим результаты ряда теоретико-эмпирпческих исследований, которые мы выполнили по теме «язык и использование языка как инструменты социальной власти».

НЕКОТОРЫЕ ПРИМЕРЫ II ПОЯСНЕНИЯ ПОНЯТИЯ ВЛАСТИ 5

Первый пример. Несколько друзей пьют в компании. На столе бутылка. Ровно половина ее содержимого выпита. Практически одновременно Джон и Питер замечают:

Питер. Бутылка наполовину пустая.

Джон. Бутылка наполовину полная.

Оба правы, или, выражаясь иначе, логически, если прав один, то должен быть прав и другой. Что касается внешней, экстенсиональной референции, то эти выражения синонимичны. Слушающий получит информацию об «одном и том же состоянии» вне зависимости от того, сообщит ли ее Джон пли Питер. Однако имеются серьезные основания считать, что эти два выражения могут совершенно по-разному воздействовать на ситуацию. Это становится более очевидным, если их немного распространить:

Питер. Бутылка уже наполовину пустая.

Джон. Бутылка все еще наполовину полная.

Питер с его выбором выражений мог бы привести в уныние самую веселую компанию, тогда как выбор слов, произведенный Джоном, мог бы оживить празднество, даже если бы оно близилось к концу. Второй пример. Два журналиста, А и В, командированы с целью освещать войну во Вьетнаме. Возьмем следующие отрывки из их репортажей: А пишет об «американском участии в делах Вьетнама», а В — об «американской агрессии во Вьетнаме». Соответственно, А пишет «Вьетконг» а В — «Народная Освободительная Армия».

Очевидно, что у читателей, т. е. получателей информации в данном коммуникативном акте, сформируется совершенно разное понимание событий во Вьетнаме, в зависимости от того, чей репортаж они прочитают. Выражение «американское участие в делах Вьетнама» создает совсем иное впечатление о США и их деятельности во Вьетнаме, чем выражение «американская агрессия во Вьетнаме». Аналогично конкурирующие наименования «Вьетконг» и «Народная Освободительная Армия» подразумевают совершенно разную характеристику.

Здесь следует добавить, что данная коммуникативная ситуация, очевидно, гораздо сложнее предыдущей. В основном это объясняется тем, что гораздо труднее решить, к чему относятся разные выражения. В примере с количеством содержимого бутылки «увидеть» то, о чем идет речь, было намного проще. Соответственно, рассматривать языковые выражения и судить, к примеру, истинны они или ложны, было намного легче.

На этих примерах из области повседневной коммуникации видно, что выбор выражений, осуществляемый отправителем сообщения, воздействует на понимание получателя. Даже если отправитель старается «выражаться объективно», видно, что осуществляемый им выбор выражений структурирует и обусловливает представление, получаемое реципиентом. Эта присущая языку и пользующемуся языком человеку способность к структурированию и воздействию и есть как раз то, что мы имеем в виду, утверждая, что «язык есть инструмент социальной власти» (social power). Мы намеренно воспользовались понятием власти, чтобы подчеркнуть тот аспект коммуникации и использования языка, который часто оставляют без внимания. Среди тех, кто занимается языком (особенно среди филологов), часто можно услышать споры но поводу того, какое выражение самое правильное с чисто лингвистической или стилистической точки зрения, но едва ли можно стать свидетелем дискуссии о том, чьи интересы или чья точка зрения лежат в основе определенного языкового выражения. Однако социологу и психологу трудно (или во всяком случае должно быть, трудно) обходиться без вопросов типа: «Какого рода интересы лежат в основе того или иного способа выражения?», «Какого рода действие, помимо чисто стилистического или лингвистического, оказывает одно выражение в отличие от другого?» и т. п. Тем самым должна быть предпринята попытка исследовать структурирующие и оформляющие функции языка и пользующегося языком, и понятие власти показалось для этого наиболее удачным. Очевидно, что возможность структурировать и обусловливать опыт другого лица вне зависимости от того, осуществляется ли это посредством языка или как-то иначе, есть фактически осуществление (социальной) власти над этими лицами. Понятие власти было выбрано, несмотря па то, что в социальных науках оно используется самыми разнообразными способами как терминологически, так и в обычном смысле. Здесь это понятие используется в обыденном, достаточно широком значении, подразумевающем, что каждый, кто оказывается в состоянии воздействия на кого-либо, осуществляет власть. Власть может осуществляться и через язык. Существует мнение, что некоторые люди обладают «даром красноречия». Это обычно относится к тем, кто умно и убедительно выступает в споре или дискуссии. Ранее указывалось, как манипулятивные возможности языка эксплуатируются в рекламном деле и в политической пропаганде (идеологии). Поэты и писатели также всегда знали о власти слов, которая лежит в основе их способности воздействия.

Читайте также:  Возможно ли учить несколько языков одновременно

Однако мысль о том, что наше с вами обычное повседневное использование языка, наш нейтральный неформальный разговор предполагает осуществление власти, т. е. воздействие па восприятие и структурирование мира другим человеком, эта мысль может показаться одновременно удивительной и дерзкой. Одна из причин этого может заключаться в том, что область, доступная для нашего языкового воздействия, довольно ограничена. Другие пользующиеся языком: на радио, па телевидении, в печати, в резюме и т. п., имеют совершенно иную сферу действия (позицию власти), так что результат использования ими языка (инструмента власти) гораздо значительнее. И все-таки, как можно было убедиться па двух предыдущих примерах (и как мы надеемся более детально показать далее), представляется, что всякое использование языка предполагает такой структурирующий и воздействующий эффект. Иными словами, выразиться «нейтрально» оказывается невозможно. Даже кажущиеся синонимичными выражения, такие, как «Она наполовину полная» и «Она наполовину пустая», могут воздействовать на получателя совершенно по-разному. Произнеся одно-единственное слово, человек, как кажется, вынужден занять «позицию» и «осуществлять воздействие». Мы не касаемся здесь вопроса о том, осуществляет ли он при том воздействие преднамеренно, мы лишь продемонстрируем, что происходит именно это. Таким образом, социальное воздействие использующего язык определяется здесь по его результатам или последствиям, совершенно независимо от того, является ли результат преднамеренным или нет.

Источник

Язык как инструмент социальной власти

Содержание:

Предмет: Этика
Тип работы: Курсовая работа
Язык: Русский
Дата добавления: 11.04.2019

Если вам тяжело разобраться в данной теме напишите мне в whatsapp разберём вашу тему, согласуем сроки и я вам помогу!

По этой ссылке вы сможете найти много готовых курсовых работ по этике:

Посмотрите похожие темы возможно они вам могут быть полезны:

Введение:

Актуальность темы исследования объясняется тем, что через язык происходит познание мира и, соответственно, осознание человеком себя самого в нем. Язык, будучи инструментом познания, может использоваться властями как во благо, так и во вред человеку, поскольку, влияя на его восприятие, он указывает, где «хорошо», а где «плохо».

Степень научной проработки проблемы: ученые разных отраслей научного знания обращают свое внимание на роль языка в обществе. А поскольку язык выполняет множество функций, его роль в анализе конкретной науки определяется неоднозначно. Мы можем разделить всю доступную литературу по этому предмету на три группы.

Из вышеизложенного следует, что существует множество работ и подходов различных наук и авторов к этой проблеме.

Объект исследования: язык как инструмент социальной власти.

Предмет: особенности языка как инструмента социальной власти.

Цель: изучить особенности языка как инструмента социальной власти.

Задачи:

Гипотеза: особенностями языка как инструмента власти являются лаконичное представление информации и выразительность.

Теоретические основы исследования: Блакар Р.М. Язык как инструмент социальной власти, Кутявина Е. Е. Язык и власть // Вестник Нижегородского университета.

Методологическую основу исследования составили принципы научного характера и объективности.

Эмпирической основой исследования послужило исследование, проведенное методом анкетирования.

Новизна исследования заключается в том, что язык рассматривался как инструмент власти, использующий метод опроса.

Практическая значимость заключается в том, что данные исследования могут быть использованы при дальнейшем изучении проблемы.

Работа состоит из: двух глав, четырех абзацев, списка использованных источников.

Роль языка в жизни общества

Сущность и основные функции языка

Предварительная группировка значений слова «язык», согласно исследованию В. Демьянкова, выглядит следующим образом:

В русском предложении лингвистический язык играет одну из четырех основных семантических ролей: агент, хранилище, инструмент-объект (роли инструмента и объекта трудно различить при исполнении слова «язык») и сцены. Симптомами скрытой или неявной семантической роли являются парафразы и атрибуты, указывающие на силу и выразительную силу агента, обширность хранилища, качество инструмента, красоту самого объекта и широту сцены.

Выявление ролей и изображений полезно для семантической типологии, для сравнения типичных ролей лексем языка классов в других языках. Взять, к примеру, идею говорения / письма / чтения и так далее. На каком-то языке в «народно-лингвистическом» использовании, то есть в повседневной речи о предмете лингвистики.

Читайте также:  Дмитрий петров латинский язык и его потомки

Внутренняя форма передачи такой идеи на разных языках различна, они используют:

На первых этапах своего появления язык состоял из нечленораздельных звуков, издаваемых первобытными людьми, и сопровождался активными жестами. Позже, с появлением Homo Sapiens, язык принимает отчетливую форму благодаря его способности мыслить абстрактно. Благодаря языку первобытные люди стали обмениваться опытом, планировать свои совместные действия. Сформулированный язык вывел древних людей на новую ступень их эволюционного развития и стал еще одним фактором, способным вывести людей на более высокий уровень из других биологических видов.

Основные функции современного языка:

Связь между общественным порядком и языком

Проблема языка и власти имеет давнюю историю. Существуют разные точки зрения на отношения между понятиями «власть» и «язык».

С другой стороны, существуют мнения, что язык приобретает силу только тогда, когда он используется людьми, находящимися у власти; сам язык не имеет силы. Люди и группы людей используют язык по-разному, в зависимости от того, какое место они занимают в социальной иерархии и какие цели преследуют.

Используя языковые единицы, мы знакомимся с историей и наследием общества, в котором оно функционировало и изменялось на протяжении веков. С усвоением языка человек впитывает в себя все, что когда-либо «обосновалось или кристаллизовалось в памяти сообщества, он становится носителем памяти своего народа или своего племени. Другими словами, язык является мощным средством социализации человека, при котором культурные нормы усваиваются и осваиваются социальные роли, то есть модели поведения.

У многих исследователей в этой области возникает вопрос о полноте спектра исследований взаимосвязи и взаимосвязи языка и социальной структуры общества. Например, некоторые исследователи полагают, что язык и общество неразрывно связаны и что все происходящие явления, безусловно, безотлагательно будут отражены в языке. Согласно этой точке зрения, язык рассматривается как продукт социальных сил и системы социальных отношений, который определяет его изучение исключительно по отношению к обществу. Утверждается, что развитие языка не может быть автономным от развития общества. Изменение языковых норм является естественным явлением и обусловлено влиянием как определенных социальных факторов, так и развития языка в соответствии с его внутренними законами.

Этот мир, вторичная реальность, определенным образом структурирует и объясняет реальность и впоследствии становится социальной практикой. В этом случае первичная реальность подвержена табу. Другими словами, с помощью идеологических технологий создается сюрреализм, которому придают черты реальности. Чтобы сохранить власть, правящая группа (та, которая преимущественно контролирует средства производства) использует язык как инструмент власти и «воспроизводит» условия, которые позволяют ей применять эту власть к подчиненным группам, классам.

Лингвистическое влияние на общественность

Языковая политика, ее направления и методы идеологического воздействия

Языковая политика в конкретном государстве может определяться различными факторами, она может быть сознательной или спонтанной. Но это всегда объективно связано с двумя естественными и одновременно противоположными человеческими потребностями, которые можно назвать потребностью в идентичности и необходимостью взаимопонимания.

Существуют следующие основные направления языковой политики:

Такие, например, техники называются:

Кроме того, манипулирование часто осуществляется через злоупотребление иностранными словами и терминами, переводы которых часто являются скорее описательными, чем буквальными.

Также следует упомянуть следующие методы манипуляции:

Таким образом, было установлено, что языковая политика объективно связана с двумя естественными и одновременно противоположными человеческими потребностями, которые можно назвать необходимостью идентичности и необходимостью взаимопонимания. Язык, конечно, тесно связан с властью, поскольку высокий статус дает преимущества в реализации лингвистического влияния, принуждения, насилия, и для этого часто используется определенный набор методов манипуляции. В то же время у власти в области языка много инструментов, и один из них будет рассмотрен ниже.

Идеологически нагруженный язык как инструмент власти

Одним из способов управления властями доминирующего большинства является манипулирование его сознанием, а идеологически нагруженный язык играет особую роль в манипулировании сознанием. Как вы знаете, в архаичной культуре этому слову придавалось огромное, иногда магическое значение. Он обладал повышенным суггестивным свойством, то есть свойством внушения. Слово, конечно, оказывало это влияние не столько через рациональный уровень, сколько через чувственность, воздействуя на эмоции. Но в последующие эпохи этому слову было придано большое значение.

Политика и язык связаны двумя способами.

Во-первых, политика (и, конечно, политическая идеология) использует язык как:

Во-вторых, политика оказывает целенаправленное воздействие на язык, который определяется как языковая политика. Этот второй аспект отношений между языком и политикой находится вне нашего внимания. Исследователи различают в функционировании и развитии языка «два взаимосвязанных, но совершенно независимых аспекта: развитие структуры и развитие социальных функций языка, что создает возможности для сознательного вмешательства в языковые процессы». Конечно, независимость этих партий отнюдь не абсолютна; в разные исторические эпохи и в разных политических режимах оно различно. Но следует отметить, что в аспекте структуры язык является более автономным и устойчивым к социокультурным воздействиям.

В постархических обществах, в которых существует развитая социальная стратификация населения, существует государство и существуют другие социальные институты, обслуживающие его, в которых произошло разделение культуры на специализированные и неспециализированные (повседневные), а также расслоение населения. язык тоже встречается.

Он в первую очередь делится на:

«Высокий» язык развивается в относительно независимых специализированных областях по отношению друг к другу и обслуживает их. В связи с этим это функциональный язык. Политика как борьба за достижение и утверждение власти в сфере языка порождает такое специфическое явление, как язык политики. Использование языка в политических целях делает язык фактором политики. Таким образом, язык политики и политической идеологии является одной из разновидностей функционального языка. Этот язык является средством реализации политики, средством достижения политических целей. Язык политики, идеологически нагруженный язык, имеет определенную структуру, определенную архитектонику. Эта архитектоника может быть изображена двумя способами: либо в форме ядра, вокруг которого расположено несколько концентрических кругов, либо в виде ряда иерархически связанных уровней.

Читайте также:  Как поменять язык в wps writer

Идеология по-разному влияет на разные уровни. Т. Б. Крючкова пишет об этом влиянии: «Здесь влияние идеологии проявляется не в самих фонетических или грамматических формах, а исключительно в нормах их использования». Характер влияния идеологии на данный уровень определяется характером идеологического учения. При воплощении в языке одна доктрина использует некоторые синтаксические конструкции чаще, другие реже и полностью игнорирует некоторые.

Характерной чертой идеологически загруженных слов и фраз является их четко выраженная оценочная составляющая. Они не только констатируют, но и оценивают.

На лингвистическом уровне существует три класса слов:

Все они образуют целостную структуру, которая во многом определяет использование лексических единиц идеологией. Это отношение выражено в так называемой идеологической тетраде, которая является логическим квадратом Михаила Пселла, модифицированного М. Н. Эпштейном.

Такое соотношение прагм показывает, как происходит процесс генерации и распределения оценочных значений в языке. Определенную концепцию, определенный комплекс культурно обусловленных идей, трансформируемых в соответствии с правилами тетрады, можно передать четырьмя различными способами, четырьмя лексемами, каждая из которых несет четкую идеологическую установку».

Таким образом, была проанализирована проблема взаимоотношений между языком и политической идеологией, то, как политическая идеология использует язык как средство выражения и подтверждения себя и как средство воздействия на общественное сознание. Стоит также отметить, что идеологическое воспитание сознания через язык как его средство предоставляет властям возможность постоянного подчинения граждан, а наиболее эффективной формой является лингвистическое принуждение.

Политический дискурс как сфера реализации различных языковых стратегий

Материалом исследования стали выступления, интервью и тексты пресс-конференций канцлера Германии А. Меркель за 2013–2015 годы (материалы представлены в Приложениях А, В, С).

Соответственно, при анализе выступлений Меркель выяснилось, что немецкий политик использует следующую тактику:

Другие субъекты политического дискурса могут также выступать в качестве обвиняемой стороны, например, политические партии в том, что они считают плохим всем, что предлагают другие. Лексические единицы «плохой», «некомпетентный» и другие, выражают негативную оценку политическому противнику. Грамматическая форма глагола «преодолеть» и наречия времени «уже» показывает, что это качество не характерно для партий, которые сейчас являются частью большой коалиции.

Тактика безличного обвинения также принадлежит стратегии падения. В отличие от тактики обвинения, в этой тактике виновник осуждаемых действий прямо не представлен, но мы выводим из контекста, например: «Хочу еще раз отметить, что все началось с трудной ситуации». В этом предложении обвиняемый не указан, но можно понять, что ситуация к моменту прихода к власти А. Меркель была непростой, предшественник обвиняется.

Анализ показывает, что тактика обвинения и безличного обвинения характеризуются неявным указанием обвинения и обвиняемого, использованием сравнительных фраз, лексических единиц с отрицательной оценкой, противопоставлением на временной основе.

Одной из важнейших задач в ходе политической борьбы является создание позитивного имиджа политика, привлечение электората на свою сторону. Это цель восходящей стратегии. Это отражает желание говорящего максимизировать значение его собственного статуса. Эта стратегия чаще всего реализуется в речи А. Меркель с помощью тактики самопрезентации и неявной самопрезентации.

Также включительное местоимение «мы» может косвенно указывать на говорящего. Персональное местоимение «мы» может означать объединение с людьми, обществом в целом. Эта техника неявного самопрезентации также сопровождается положительной оценкой наших действий: мы делаем то, что могли обсуждать другие, мы решали проблемы, которые затрагивают всех, и в этом заслуга А. Меркель как бундесанцлера.

Анализ тактики реализации стратегии продвижения позволил выявить характерные средства самопрезентации политика в дискурсе. К ним относятся использование оценочного словаря, лексических единиц со значением согласованности, модальных глаголов, сложных предложений, метафор.

Подводя итог, можно резюмировать, что наличие борьбы в политической дискурсивной практике А. Меркель определяет использование стратегий и тактик для уменьшения и увеличения. Агоничность как признак политического дискурса четко прослеживается в выступлениях, интервью, пресс-конференциях канцлера Германии А. Меркель.

Вывод:

Таким образом, гипотеза о том, что мощный язык выполняет противоречивые функции, например делает его доступным для понимания и нацеливания на конкретную группу, была подтверждена эмпирически.

В процессе общения коммуникаторы используют различные языковые стратегии, и какая модель поведения считается правильной, а какая неудачной, зависит от самих коммуникантов. Ответы на эти вопросы формулируются самими участниками речевой ситуации, а моральные ценности и идеологические убеждения человека служат ориентиром. Под влиянием жизненного опыта, воспитания, образования и других факторов каждый формирует для себя какие-то табу и допустимые речевые действия. Важно, чтобы каждый человек проходил через этот моральный «фильтр» все свои речевые действия, умел соотносить свои цели, намерения и средства, способы, которыми он пытается их достичь. В конце концов, совершенно очевидно, что не всегда «цель оправдывает средства». Главным с точки зрения этических и коммуникативных норм будет не только реализация поставленных целей, но и достижение согласия между авторами сообщений, установление эффективных партнерских отношений на длительное время. На самом деле, именно на это ориентируется большинство учебников по деловому общению, речевому общению, культуре речи и так далее.

Присылайте задания в любое время дня и ночи в whatsapp.

Официальный сайт Брильёновой Натальи Валерьевны преподавателя кафедры информатики и электроники Екатеринбургского государственного института.

Все авторские права на размещённые материалы сохранены за правообладателями этих материалов. Любое коммерческое и/или иное использование кроме предварительного ознакомления материалов сайта natalibrilenova.ru запрещено. Публикация и распространение размещённых материалов не преследует за собой коммерческой и/или любой другой выгоды.

Источник

Интересные факты из жизни