3 какие заболевания вызывают ретровирусы у человека и животных

3 какие заболевания вызывают ретровирусы у человека и животных

Ретровирусы содержат две идентичные молекулы геномной РНК и РНК-зависимую ДНК-полимеразу (обратную транскриптазу, ревертазу). Ретровирусы выделены от множества видов животных и проявляют разнообразный спектр патогенного потенциала. Семейство включает вирусы 7 родов: альфа-, бета-, гамма-, дельта-, эпсилонретровирусы, лентивирусы и спумавирусы. Семейство включает вирусы, патогенные для человека и многих видов животных.

Большинство ретровирусов обладают выраженным тропизмом к клеткам лимфОретикулярной и гемопоэтической системы. Ретровирусы у специфических для них видов животных встречаются повсеместно. В борьбе с ретровирусными инфекциями основной мерой является предотвращение передачи вируса.

Вирионы ретровирусов представляют собой округлые оболочечные частицы диаметром 80—100 нм, обладающие уникальной трехслойной структурой. Центральная часть вириона представлена нуклеопротеиновым комплексом, который включает около 30 молекул ревертазы и имеет спиральную симметрию. Эта структура окружена икосаэдрическим капсидом диаметром около 60 нм, покрытым оболочкой, происходящей из мембраны клетки, от которой отходят гликопротеиновые пепломеры. Лентивирусы имеют на поверхности примерно 72 шишкоподобных пепломера длиной около 10 нм с яйцевидным концевым уплотнением.

Ретровирусы имеют диплоидный геном, представляющий инвертированный димер из двух молекул линейной позитивной полярности, оцРНК; каждая молекула содержит 7-11 тн и имеет полиА последовательность на З’-конце и КЭП-структуру на 5′-конце. Детальная организация геномов разных ретровирусов широко варьирует.

Геном ретровирусов уникален в следующих отношениях:
1) является единственным диплоидным;
2) вирусная РНК синтезируется и изменяется с помощью механизма, изменяющего клеточную мРНК;
3) это единственный геном, связанный со специфическим переносом функции РНК целиком к первичной репликации;
4) это единственная оц(+)РНК, которая не является мРНК вскоре после инфекции;
5) это единственный геном, кодирующий обратную транскриптазу, которая сама по себе уникальна.

Среди многих своих функций обратная транскриптаза служит в качестве РНК-зависимой ДНК полимеразы, а ДНК-зависимая ДНК полимераза, интеграза и РНКаза, каждая в меру своей определенной функции, представляют различную часть белковой молекулы. Геном недефектных ретровирусов содержит три разных гена, каждый из которых кодирует два и более белка. Gag ген кодирует вирионные коровью белки, pol ген кодирует обратную транскриптазу, a env ген кодирует вирионные пепломерные белки. Геном кодирует также несколько определенных вирионных компонентов.

Геном быстро трансформирующих ретровирусов содержит четвертый ген — вирусный онкоген (v-onc). Присутствие онкогена обычно связано с делецией в другом месте генома, обычно в env гене, так что большинство v-onc содержащих вирусов не способны синтезировать полностью оболочку и поэтому являются дефектными по репликации. Они всегда находят связь с недефектными вирусами, которые реплицируются полностью и функционируют в качестве помощников. Вирус саркомы Рауса является исключением. Его геном содержит вирусный онкоген v-src и также полные gag, pol и env гены, и поэтому является репликативнокомпетентным.

Кроме генов gag, pol и env, общих для всех ретровирусов, лентивирусы кодируют еще несколько других «дополнительных» генов. К ним относятся:
1) tat ген, который кодирует трансактиватор, связанный с клеточными факторами, повышающими эффективность трансляции клеточной РНК полимеразы, главным образом за счет преждевременной остановки транскрипции;
2) rev ген кодирует белок, который связан с удлинением РНК транскриптов и их перемещением из ядра в цитоплазму, обеспечивая полный путь мРНК для трансляции;
3) nef ген, который не требуется для репликации вируса в культуре лимфоцитов, но важен для репликации в макрофагах и для развития болезни, вызванной вирусом иммунодефицита обезьян у обезьян резус; nef белок регулирует экспрессию клеток СД4 и образование ИЛ-2 и может изменять активацию клеток мишеней в организме;
4) vif ген кодирует белок (фактор инфекционности вирусов), который необходим для некоторых стадий вирусного морфогенеза, связанных с инфекционностью.

При продуктивной инфекции вирионы формируются и освобождаются почкованием через плазматическую мембрану. Некоторые ретровирусы вызывают образование опухолей.

Спумавирусы являются необычными ретровирусами во многих отношениях. Они выделены от человека, обезьян, КРС, кошек, морских львов и хомяков. Они представляют проблему, когда контаминируют клеточные культуры, но их связь с заболеваниями неизвестна. Существует мнение, что пенящие вирусы ближе стоят к ДНК гепаднавирусам.

Эндогенный ретровирус свиней (PERV) найден у всех исследованных пород свиней. Известны три субгруппы этого вируса: А, В и С. Все свиньи содержат множественные провирусы (около 50) в своем геноме. PERVлатентно инфицирует многие культуры клеток свиньи и, реже, человека. Патогенность этого вируса не установлена.

Источник

Не виноватая я – это все он, зараза, ретровирус эндогенный!

Как известно, вирусы из-за свой минималистической конструкции даже не могут размножаться самостоятельно. Многие из них, проникнув в живую клетку, встраиваются в ее геном и начинают использовать клеточное «оборудование» для создания вирусных копий. Если клетки сопротивляются вторжению, вирус может мутировать и стать неактивным, однако само присутствие вирусных генов может влиять на функционирование клеточного генома. Сегодня ученые активно занимаются оценкой спектра возможного влияния наших «встроенных вирусов», которые, как выяснилось, могут даже провоцировать развитие зависимостей, таких как наркомания и алкоголизм

Вирусы – простейшие природные структуры – представляют собой молекулу нуклеиновой кислоты (ДНК или РНК), покрытую белковой оболочкой. РНК-содержащие вирусы называют ретровирусами. Но не из-за их древности, а потому, что перед тем, как встроиться в клеточный геном, их РНК с помощью фермента обратной транскриптазы превращается «назад» в ДНК – привычный нам носитель наследственный информации (по обычному сценарию с ДНК считывается РНК, которая затем служит матрицей для синтеза белков).

Вероятно, ретровирусы поражали животных, а впоследствии и человека на протяжении миллионов лет. Если какой-то популяции удавалось не погибнуть в результате эпидемии, и некоторая ее часть приобретала к этим вирусам устойчивость, то из патогенных агентов они превращались в обычную, неактивную вставку в геноме. Есть мнение, что рано или поздно это произойдет с вирусом иммунодефицита человека (ВИЧ), который также относится к ретровирусам.

Оказавшись в геноме половых клеток, такие инактивированные вирусные последовательности передаются из поколения в поколение. Примером могут служить эндогенные ретровирусы человека (HERVs, human endogenous retroviruses). Такие «бывшие» вирусные гены составляют примерно 9% всего нашего генома, и сначала предполагалось, что эта «мусорная» часть генома всегда неактивна.

Позже выяснилось, что HERVs участвуют в регуляции работы человеческих генов, так как несут нуклеотидные последовательности, влияющие на регуляторные элементы генома. В ходе эволюции между вирусами и человеческим организмом даже сформировались частично симбиотические отношения. На сегодня HERVs, к примеру, участвуют в формировании плаценты человеческого эмбриона, защищают эмбриональные клетки от вирусной инфекции, помогают иммунным клеткам синтезировать антитела. Но активация эндогенных ретровирусов может иметь и плохие последствия, например, способствовать развитию онкологических и неврологических заболеваний.

Читайте также:  Животные развивающиеся с метаморфозом имеют следующие этапы постэмбрионального развития тест

Недавно ученые из Оксфордского (Великобритания) и Афинского (Греция) университетов обнаружили ранее неизвестный феномен влияния ретровируса на поведение человека. Речь идет о вирусе HK2 из семейства HERV-K, который не до конца перешел в неактивное состояние. Его гены сохранили способность перемещаться, в силу чего у разных людей они встречается в геноме в разных местах и, соответственно, могут влиять на работу разных человеческих генов.

У 5–10% людей HK2 встроен возле регуляторной области гена RASGRF2, участвующего в работе системы нейромедиатора дофамина, который в числе прочего связан с работой «центра удовольствия». Исследователи провели генетический анализ пациентов, инфицированных вирусом гепатита C и ВИЧ, которые заразились, употребляя инъекционные наркотики, и обнаружили, что частота встречаемости вставки HK2 в ген RASGRF2 у них в 2–3 раза выше обычной.

На основе этих данных был сделан вывод, что HK2 может изменять работу дофаминовой системы таким образом, что это повышает склонность к развитию зависимостей. Тот факт, что HK2 действительно изменяет работу гена RASGRF2, был подтвержден на культуре клеток человека с помощью метода редактирования генома CRISPR/Cas.

Впрочем, ученые называют HK2 «условно патогенным». Иначе говоря, далеко не все люди, у которых он находится в рядом с геном RASGRF2, становятся наркоманами или алкоголиками; с другой стороны, не у всех людей с зависимостями он встроен именно в этой области. Так что HK2 можно рассматривать как один из возможных прогностических маркеров развития зависимости, на которое влияет много факторов.

Источник

Новейшая информация о ретровирусных инфекциях кошек

Вирус лейкемии кошек (FeLV; ВЛК) и вирус иммунодефицита кошек (FIV; ВИК) – это ретровирусы, которые вызывают две самые важные инфекционные болезни кошек во всем мире.

Опубликованы исчерпывающие обзоры по клиническим аспектам ретровирусной инфекции 1. Различные группы экспертов также опубликовали руководящие указания по анализу на ретровирусы и лечению:

Европейский консультативный совет по болезням кошек (ABCD): руководящие указания по инфекционным болезням кошек (обновлены в 2012 г.).

Little S., Bienzle D., Carioto L., Chisholm H., O’Brien E. and Scherk M. Feline leukemia virus and feline immunodeficiency virus in Canada: recommendations for testing and management (Вирус лейкемии кошек и вирус иммунодефицита кошек в Канаде: рекомендации по анализу и лечению). Can Vet J. 2011; 52: 849–55.

Levy J., Crawford C., Hartmann K., et al. Руководящие указания по лечению ретровирусных инфекций кошек Американской ассоциации практикующих ветеринаров-фелинологов. J Feline Med Surg. 2008; 10: 300–16.

Диагностика ВИК-инфекции

Наиболее распространенным методом диагностики ВИК-инфекции является скрининг на антитела к ВИК (капсидный белок р24 или трансмембранный оболочечный белок gp40) с использованием твердофазного иммуноферментного анализа (ELISA) и иммуномиграционного экспресс-анализа (RIM).

Наборы для пациентов обычно используют в ветеринарных клиниках и приютах для животных. Скрининг на вирусный антиген невозможен, поскольку после острой стадии инфекции количество циркулирующего вируса низкое. ВИК вызывает стойкую пожизненную инфекцию, так что обнаружение антител считается достаточным для постановки диагноза.

У большинства кошек антитела к ВИК образуются в пределах 60 дней после экспозиции к вирусу, однако у некоторых кошек период до сероконверсии может быть гораздо более длительным. Ложноотрицательные результаты могут быть получены на ранних стадиях инфекции (до сероконверсии), во время терминальной фазы болезни (из-за снижения продукции антител) или при высоких вирусных нагрузках (большая часть антител связывается с вирусом).

У кошек без вакцинации против ВИК в анамнезе чувствительность и специфичность нескольких имеющихся в продаже наборов тест-полосок для пациентов высокая 2, 3.
Небольшое число кошек не продуцирует обнаружимых уровней антител после инфекции, и у этих кошек будут ложноотрицательные результаты как анализа ELISA, так и вестерн-блоттинга. Ложноположительные результаты могут быть получены при ELISA-анализе, так что рекомендованы подтверждающие анализы, особенно у кошек с низким риском инфекции.

Культура вируса признана золотым стандартом для выявления ВИК-инфекции, но не является легкодоступной. Различные наборы для пациентов, лабораторный ELISA-анализ или вестерн-блоттинг – наиболее распространенные подтверждающие анализы для серопозитивных кошек без вакцинации против ВИК в анамнезе.

У котят в возрасте до шести месяцев положительные результаты анализов на антитела к ВИК необходимо интерпретировать с осторожностью.
Котята, родившиеся от инфицированных естественным образом кошек (или кошек, вакцинированных против ВИК), могут получить антитела к ВИК с молозивом или молоком. В одном исследовании выявилось, что антитела к ВИК сохранялись после 8-недельного возраста более чем у 50% из 55 котят, родившихся у 12 вакцинированных против ВИК кошек, но больше не обнаруживались в 12-недельном возрасте 4.
Котята редко получают инфекцию от кошки, большинство котят с положительными анализами не являются действительно инфицированными, и при повторном анализе результаты будут отрицательными.

Котята в возрасте от 4 до 6 месяцев с положительными результатами анализа на антитела к ВИК, вероятнее всего, являются действительно инфицированными. Отрицательный результат анализа на антитела к ВИК обычно надежен в любом возрасте, особенно у пациентов из группы низкого риска.

Весьма соблазнительно отложить анализ на ВИК у котят до возраста более 6 месяцев. Однако у большинства результаты будут отрицательными, и этих котят можно уверенно считать неинфицированными. Хотя ВИК-инфекция у котят бывает редко, все же она встречается. Инфицированные котята, если их не выявить и не изолировать, могут быть источником инфекции для других кошек.
Приверженность владельцев животных и ветеринарных специалистов к рекомендациям по анализам на ретровирусы остается низкой, так что откладывание анализов у котят потенциально может привести к большому количеству кошек, которые вообще никогда не проходили анализов на ВИК.

Кошки, получившие вакцинацию против ВИК, продуцируют антитела, которые с помощью стандартных анализов невозможно отличить от антител, образовавшихся в результате естественной инфекции 2. Однако некоторые наборы для анализов могут надежно выявить естественную ВИК-инфекцию, независимо от наличия вакцинации в анамнезе, по-видимому, потому что они нацелены на антитела к р24 и gp40 3.
Антитела, образовавшиеся после вакцинации, могут сохраняться в течение многих лет после последнего введения вакцины, и их также получают котята, вскармливаемые вакцинированными кошками 4.

Кошек из группы риска ВИК-инфекции, таких как уличные кошки, в течение их жизни следует периодически тестировать, если они не были вакцинированы против ВИК. Также рекомендовано тестировать кошек перед вакцинацией против ВИК.

Можно использовать полимеразную цепную реакцию (ПЦР) для обнаружения генетических последовательностей РНК или ДНК (провирусной) ВИК.
ПЦР-анализы должны обнаруживать широкий спектр генетически дивергентных штаммов ВИК, чтобы быть полезными для практикующих ветеринарных врачей, а лаборатории должны поддерживать строгий контроль качества данных анализов.
Опубликованное исследование показало, что ПЦР-анализы, ранее предлагавшиеся коммерческими лабораториями, могут быть ненадежными и неправильно идентифицировать ВИК-инфицированных и неинфицированных кошек.
К настоящему времени немногие коммерчески доступные ПЦР-анализы прошли независимую оценку.

Читайте также:  Краб характеристика образ жизни питание поведение животного среды обитания

Валидированные ПЦР-анализы могут быть полезными в качестве подтверждающих анализов или для определения действительного инфицирования котят с положительными результатами анализа на антитела, однако данные анализы не следует использовать для того, чтобы определить состояние вакцинации против ВИК у кошек.

Кроме того, отрицательный результат ПЦР на ВИК не исключает инфекцию по нескольким причинам. Содержание вирусной нуклеиновой кислоты в пробе может быть ниже предела обнаружения, или проба может содержать штамм ВИК, который не обнаруживается анализом.

Источник

1. Почему эндогенные ретровирусы (ЭРВ), являющиеся остатками древних вирусов, расположены в одних и тех же местах генома человека и шимпанзе?

Почему эндогенные ретровирусы (ЭРВ), являющиеся остатками древних вирусов, расположены в одних и тех же местах генома человека и шимпанзе?

Очень часто на страницах интернета, в научно-популярных книгах и передачах говорится о схожем расположении эндогенных ретровирусов у человека и шимпанзе, как ярчайшем свидетельстве эволюции, и, в частности, происхождении человека и современных обезьян от общего предка, который и был заражён этим вирусом.

Так, в одной из публикаций на данную тему мы читаем: «… эти ретровирусы – следы прошлых встреч живых организмов с вирусами типа ВИЧ и другими. Миллионы лет назад они атаковали клетки живших тогда организмов. И если организм не погибал, а успешно справлялся с вирусной атакой, то вирусы в «разобранном» (деактивированном) состоянии оставались в клетках, уже потеряв свою способность к инфицированию. Если вирусом заражались клетки половой линии, то эндогенный ретровирус передавался из поколения в поколение, путешествуя таким образом по геномам иногда миллионы лет. После расшифровки нуклеотидной последовательности ДНК многих животных, в том числе и человека, стало возможным узнать, где именно в геноме находятся эти остатки древних вирусов. И взору ученых предстала строгая упорядоченность расположения эндогенных ретровирусов – выяснилось, что все они находятся в геномах в строго определенных местах. Некоторые из них характерны лишь для человека или для кошки и не встречаются у других животных. Другие же ретровирусы можно обнаружить в одном и том же месте, к примеру, в геномах гориллы, шимпанзе, орангутанга и человека. Вероятность того, что вирусы атаковали клетки и случайным образом встроились в геномы разных видов на абсолютно одинаковые позиции среди миллиардов других нуклеотидов, чрезвычайно мала. Это все равно, как если бы несколько миллионов человек взяли в руки «Войну и мир» и, не сговариваясь, указали бы на одно и то же слово на одной и той же странице. Все это говорит в пользу того, что в процессе эволюции обломки вирусов в клетках передавались из поколения в поколение и от одних видов другим. И то, что ретровирусы находятся у двух или более животных на одной и той же позиции в ДНК, недвусмысленно говорит о том, что эти животные произошли от общего предка».

Однако, хотелось бы обратить внимание, что этот аргумент является ненаучным, т.к. в нём нарушены все правила научной аргументации: те положения, которые сами нуждаются в доказательстве, уже выступают в качестве доказательств других положений. Давайте разберёмся…

Как известно, почти половина генома человека и многих животных состоит из разного рода повторяющихся последовательностей ДНК. Часть из них кодирует фермент ревертазу (обратную транскриптазу), которая в цитоплазме клетки синтезирует ДНК на матрице РНК. Эта вновь синтезированная ДНК способна снова возвращаться в ядро и встраиваться в гены клетки. Такие ДНК (как исходные, так и вновь встроенные) называются ретротранспозонами, а описанный процесс обеспечивает их «размножение» в геноме. Точно таким же образом функционируют и ретровирусы (к ним относится и широкоизвестный вирус иммунодефицита человека).

Но у животных (и у человека) существует, и другая часть повторяющихся последовательностей, которые не содержат фрагмента, кодирующего ревертазу, а потому не способна размножаться независимо от остальной части ДНК и даже перемещаться по геному, а потому может только передаваться из поколения в поколение при делении клеток. Что это за фрагменты и для чего они нужны?

Было выдвинуто предположение, что данные последовательности представляют собой ретровирусы, утратившие способность осуществить полный цикл своего развития. Их условно называют эндогенными ретровирусам (ЭРВ). (Хотелось бы отметить, что термин не очень удачный, так как указывает на возможное происхождение данных последовательностей, что обычно в терминологии не допускается). ЭРВ относится к так называемой «мусорной части ДНК», которая не несёт никакой функции и является ненужным балластом.

Далее было замечено, что у человека и шимпанзе некоторые так называемые ЭРВ расположены в аналогичных местах геномов и предполагается, что это следы ретровирусов, встроившихся в геном их общего предка. Для другой части ЭРВ расположение в геноме отличается у шимпанзе и человека и считается, что они попали туда уже после отделения ветви человека от остальных приматов.

Расположение ЭРВ в одних и тех же местах ДНК человека и обезьян, свидетельствует о происхождении человека от общего с шимпанзе и другими обезьянами предка, т.к. вероятность того, что ретровирус (впоследствии ставший ЭРВ) встроится в одну и ту же часть генома и у человека, и у шимпанзе равна нулю.

Казалось бы всё прекрасно, однако утверждение, что данные последовательности ДНК являются остатками ретровирусов является не более чем гипотезой. Не существует никаких доказательств, что это остатки именно древних ретровирусов, а не остатки, например, ретротранспозонов самих клеток эукариот.

Но даже если это и остатки ретровирусов, то нужно доказать, что древние ретровирусы могли встраиваться в любое место ДНК клеток (что также является не более чем гипотезой). Ведь известно, что современные ретровирусы животных встраиваются только в один определенный участок генома во всех зараженных клетках, хотя известно четыре ретровируса, патогенных для человека (Т-лимфотропный вирус человека типа 1, Т-лимфотропный вирус человека типа 2, ВИЧ-1 и ВИЧ-2), которые встраиваются в клеточную ДНК случайным образом.

Кроме этого, непонятно что от чего произошло: данные последовательности ДНК от ретровирусов или наоборот, ретровирусная ДНК от этих последовательностей.

Только после подтверждения всех этих гипотетических представлений можно вести разговор о доказательствах происхождения человека и современных обезьян от общего предка.

Однако в последнее время генетики сделали открытия вообще лишающие данный аргумент какого-либо смысла. Выяснилось, что многие последовательности ДНК, которые мы именуем «эндогенными ретровирусами», является вполне функциональной, однако функционируют они только в определённых типах тканей. Именно поэтому их функция долгое время была неизвестна, отчего эту ДНК рассматривали как «мусор». Эти последовательности ДНК действуют как промоторы: они стартуют транскрипцию в различных отправных точках и благодаря этому из одной и той же последовательности ДНК образуются разные РНК-транскрипты [Faulkner G., Kimura Y., et. The regulated retrotransposon transcriptome of mammalian cells // Nature Genetics. 2009. № 41, Р. 563–571 https://www.nature.com/articles/ng.368].

Читайте также:  Какими особенностями в отличие от животной и грибной обладает растительная клетка образует

Учёные одного из крупнейших образовательных и научно-исследовательских центров США – Технологического института Джорджии, – ещё в 2008 г. обнаружили 51197 промотерных последовательностей, полученных из эндогенных ретровирусов, которые инициируют внутри человеческого генома транскрипцию. Сюда относятся и 1743 случаев, когда транскрипция начинается с последовательностей эндогенных ретровирусов, расположенных в проксимальном промоторе гена. Анализ выявил, что ретровирусные последовательности в человеческом геноме кодируют десятки тысяч активных промоторов. [Conley A., Piriyapongsa J., Jordan I. Retroviral promoters in the human genome // Bioinformatics, Vol. 24, Issue 14. 2008. P. 1563–1567 https://doi.org/10.1093/bioinformatics/btn243]

Таким образом, то, что считалось нефункциональным остатком древних ретровирусов, оказалось тканеспецифичным клеточным промотором, т.е. элементом сверхсложной кодировки, обеспечивающей целостную и скоординированную работу организма.

Конечно, можно оправдать апологетов учения Ч. Дарвина тем, что этот аргумент начали использовать тогда, когда ещё ничего не было известно о промоторной активности ЭРВ (а сегодня продолжают как бы по инерции). Однако, чтобы мы ни говорили, но использование гипотетических представлений о функционировании генома в качестве доказательств чего бы то ни было неправомерно, и свидетельствует скорее о низком профессионализме учёного, об игнорировании им основных критериев научного знания и о слабом понимании сущности самой науки.

Источник

Антитела (IgG) к Т-лимфотропному вирусу человека типа 1 и 2

Иммуноферментный анализ (ИФА).

Какой биоматериал можно использовать для исследования?

Как правильно подготовиться к исследованию?

Общая информация об исследовании

Т-лимфотропный вирус представляет собой штамм вируса, поражающий в основном взрослых людей. Вероятно, что он принимает участие в патогенезе некоторых демиелинизирующих заболеваний, например тропического спастического парапареза. Геном Т-лимфотропного вируса человека является диплоидным и состоит из двух копий одноцепочечных РНК, на которых в организме хозяина синтезируется одноцепочечная и далее двуцепочечная ДНК. Двуцепочечная ДНК далее интегрируется в геном хозяина в виде провируса.

Т-лимфотропный вирус человека типа 1 передается от матери к ребенку (особенно через молоко), при половых контактах (чаще от мужчины к женщине), а также при переливании инфицированной крови и использовании инфицированных игл. Чаще всего заражение происходит в перинатальном периоде. В отличие от ВИЧ, который может передаваться с бесклеточным материалом, Т-лимфотропный вирус человека типа 1 менее заразен и для его передачи обычно необходим контакт между клетками.

Т-лимфотропный вирус человека типа 1 широко распространен в юго-западной части Японии и на острове Окинава, где заражено более 1 млн человек. Несмотря на высокий риск заражения, здесь выявляют только 500 случаев Т-клеточного лейкоза-лимфомы взрослых ежегодно.

Хотя ранние эпидемиологические исследования выявили растущее число носителей антител к Т-лимфотропному вирусу человека типа 1 среди инъекционных наркоманов, применение более специфичных методов серодиагностики показало, что в подавляющем большинстве случаев инфекция у инъекционных наркоманов обусловлена Т-лимфотропным вирусом человека типа 2.

Т-клеточный лейкоз-лимфома взрослых редко возникает у лиц, инфицированных при переливании компонентов крови; в то же время около 20 % больных тропическим спастическим парапарезом заражается через кровь. Развитие прогрессирующей спастической или атаксической миелопатии у носителей антител к Т-лимфотропному вирусу человека типа 1, вероятно, обусловлено прямым воздействием вируса на нервную систему; похожее заболевание может быть вызвано ВИЧ или Т-лимфотропным вирусом человека типа 2. Изредка у больных с тропическим спастическим парапарезом антитела к вирусу отсутствуют в сыворотке, но обнаруживаются в спинномозговой жидкости.

У носителей Т-лимфотропного вируса человека типа 1 вероятность заболеть в течение жизни Т-клеточным лейкозом-лимфомой взрослых составляет 2-5%, такой же риск развития тропического спастического парапареза. Эти заболевания встречаются только там, где распространен Т-лимфотропный вирус человека типа 1, причем у 95 % больных в сыворотке присутствуют антитела к этому вирусу.

Т-клеточный лейкоз-лимфома взрослых развивается через много (20 и более) лет после заражения. В половине случаев тропического спастического парапареза продолжительность латентного периода чаще составляет около 3 лет.

T-лимфотропный вирус человека типа 2, возможно, вызывает небольшую часть случаев волосатоклеточного лейкоза и различных Т-клеточных лимфом и лейкозов. Хотя Т-лимфотропный вирус человека типа 2 был выделен у одного больного с Т-клеточным вариантом волосатоклеточного лейкоза, его этиологическую связь с каким-либо заболеванием доказать не удалось. Однако, по некоторым данным, Т-лимфотропный вирус человека типа 2 может играть роль в развитии ряда заболеваний нервной системы, крови и кожи. Эти факты требуют проверки, особенно с учетом нечеткого различения Т-лимфотропных вирусов человека типа 1 и 2 в ранних исследованиях.

Инфекция HTLV-II эндемична для коренного населения Южной Америки, кроме того, встречается повсеместно у лиц, употребляющих наркотики внутривенно.

Вирус HTLV-II впервые был выделен от больного с волосатоклеточной лейкемией, однако с тех пор способность вируса вызывать лимфопролиферативные заболевания не подтвердилась. Патогенез HTLV-II-инфекции связывают с развитием HAM/TSP и других неврологических синдромов, а также пневмонии, бронхита и артрита. В Европе и США HTLV-II часто выявляют у ВИЧ-инфицированных лиц.

Лабораторная диагностика HTLV-I/II-инфекции основана на выявлении антител к вирусам, серологические свойства которых имеют значительное сходство; для скрининга используются методы ИФА и агглютинации латексных частиц. Подтверждающий иммуноблотинг с применением рекомбинантных антигенов позволяет различить эти две инфекции. Для уточнения диагноза дополнительно используется метод ПЦР; количественный вариант ПЦР позволяет оценить вирусную нагрузку, которая коррелирует с вероятностью развития ATL и TSP у носителей HTLV-I.

Сходство в строении Т-лимфотропных вирусов человека типа 1 и 2 до недавнего времени препятствовало созданию высокоспецифичных серологических методов, поэтому при эпидемиологических исследованиях нередко эти вирусы не разделяли. В результате сложилось ошибочное мнение, что среди инъекционных наркоманов преобладают носители Т-лимфотропного вируса человека типа 1. Однако обследование больших групп инъекционных наркоманов с применением высокоспецифичных серологических методов показало, что в подавляющем большинстве случаев они заражены Т-лимфотропным вирусом человека типа 2. Поскольку среди инфицированных Т-лимфотропным вирусом человека типа 2 значительно преобладают женщины, сделан вывод, что этот вирус легче передается от мужчин к женщинам, чем от женщин к мужчинам.

Обнаружение заболевания основывается на серологической диагностике инфицирования вирусом HTLV I и II типа и состоит в скрининговом обследовании, за которым следуют подтверждающие и уточняющие тесты. Обычно в качестве скрининговых тестов применяют иммуноанализ (ИФА), при получении повторно реактивных результатов в скрининговых тестах проводят подтверждение. Подтверждающими тестами для результатов ИФА тестов могут быть вестерн-блот или радиоиммунопреципитация.

Когда назначается исследование?

Для чего используется исследование?

Что означают результаты?

Референсные значения: отрицательно.

Что может влиять на результат?

Кто назначает исследование?

Невропатолог, терапевт, врач общей практики, инфекционист, гематолог.

Литература

Источник

Мастерица
Adblock
detector