22 урока идеальной грамотности русский язык

22 урока идеальной грамотности русский язык

22 урока идеальной грамотности

Если вы, читатель, родитель школьника (что очень даже вероятно, если вы купили эту книгу), то нам надо обсудить ряд позиций.

Здесь раскрывается основная концепция моей программы «Без правил»: научить писать без ошибок можно лишь тогда, если:

1. Вам известна природа этих ошибок.

2. Вам знакома система (структура) подростковых ошибок.

Кроме того, надо сразу определиться, какие именно задачи вы ставите перед собой. Если вы, пытаясь помочь своему ребенку, будете учить его по этой книге сами, уподобляясь репетитору, то ничего не получится. Учащийся должен читать все разделы этой книги сам, чтобы понять всю разницу и бонусы этой программы (насколько это возможно при заочном обучении). Ему будут попадаться задачи, где одним из действий (это всегда – первое действие) будет счет на слух. Вот тогда вы и сможете ему помочь, читая задачу вслух, а он будет считать нужные позиции. Но не более того. Приступать к решению задач по вашей инициативе, если учащийся книги не читал, абсолютно бессмысленно.

А как ему эту книгу читать? Это не увлекательный блокбастер, но и не учебник. Это даже не учебное пособие. Здесь предлагается принципиально другой, альтернативный взгляд на грамматику, который настоятельно требует отказа от школьных стереотипов. И если это станет понятно, то тогда есть смысл позаниматься по этой программе, а если нет – то это дело личного выбора.

Представьте, что вам 14–16 лет и родители суют вам под нос очередную книжку про то, как надо стать грамотным, – неужели вы обрадуетесь? Такой «бонус» не может вызвать у подростка ничего, кроме протеста, тем более ваше мнение для него здесь – не авторитет. Вот поэтому, как это ни огорчительно, но моими первыми читателями в данном случае окажетесь именно вы, а не та аудитория, для которой эта программа предлагается.

Остается надеяться, что часть этой аудитории (я имею в виду молодежь 13–18 лет) знает и мои другие книги (совсем не о грамотности) или хотя бы слышала о них. Тогда они и к этой проявят интерес. А раз начнут читать – то будут и заниматься по ней. Возможно, это улучшит их грамотность и сведет количество ошибок к минимуму. Но при этом надо отдавать себе отчет в том, что любое заочное обучение – все равно суррогат живого обучения.

Ничто так не действует на память, остроту восприятия и слухоречевую оперативную активность, как присутствие на занятии вживую: программа «БП» – ведь не только алгоритмы и сокращение количества позиций, но, что немаловажно, – постоянные тренинги на внимание и контроль на базе наших позиций, счет и увеличение объема оперативной памяти в момент письма! Именно это, а не знание правил, (а также и алгоритмов) и гарантирует результат обучения. Уже в первый день обучения (ДО) включается программа «память-контроль» – и учащиеся удерживают при письме от 9 до 15 позиций, а только что они не знали ни одной).

Книга, конечно, источник знаний. Но только не в данном случае! Наша задача – не знать, а уметь. Практическая грамотность (письмо без ошибок) и нормативная грамматика – далекие, чуждые друг другу вещи. Грамматика – это злая мачеха практической грамотности: она всячески ее одергивает, поучает, пугает, заставляет делать скучную, бессмысленную работу и всячески ограничивает ее свободу и личное пространство.

Тут вопрос в том, на чьей вы стороне. Я думаю, в любом случае вы на стороне своих подростков, учащихся в школах и колледжах, у которых нет времени и желания учиться по учебникам.

Тем более что такая задача не имеет решения.

Сокращения, термины и условные обозначения

БП – программа «Без правил».

ШОП – школьная орфопрограмма.

ПРП – паузная речевая пунктуация.

ДОБ – деепричастный оборот.

П – (1+2)=ДОБ – формула ДОБа.

(z) = «ни» + любой вопрос – формула «гармошки».

Источник

22 урока идеальной грамотности: Русский язык без правил и словарей

Наталья Романова – филолог, нейрофизиолог, руководитель и автор курса Школы грамотности Романовых – представляет курс “Без правил”. Эта альтернативная программа практической грамотности действует с 1992 года.

Она позволяет всего за 10 занятий научиться уверенно писать без ошибок.

Русский язык без заучивания правил и использования словарей? С программой “Без правил” это возможно! Курс предельно прост и эффективен, решает все проблемы с грамотностью, стоящие перед школьниками и абитуриентами, включая успешную сдачу ЕГЭ. Это настоящий прорыв, освобождение из карцера нормативной грамматики, где люди мучительно проводят свои школьные годы!

Сокращения, термины и условные обозначения 1

Луч света в темном царстве. 28

Школа грамотности по методике Натальи Романовой (работает с 1992 г). 29

Наталья Романова
22 урока идеальной грамотности

От автора

Если вы, читатель, родитель школьника (что очень даже вероятно, если вы купили эту книгу), то нам надо обсудить ряд позиций.

Здесь раскрывается основная концепция моей программы “Без правил”: научить писать без ошибок можно лишь тогда, если:

1. Вам известна природа этих ошибок.

2. Вам знакома система (структура) подростковых ошибок.

Кроме того, надо сразу определиться, какие именно задачи вы ставите перед собой. Если вы, пытаясь помочь своему ребенку, будете учить его по этой книге сами, уподобляясь репетитору, то ничего не получится. Учащийся должен читать все разделы этой книги сам, чтобы понять всю разницу и бонусы этой программы (насколько это возможно при заочном обучении). Ему будут попадаться задачи, где одним из действий (это всегда – первое действие) будет счет на слух. Вот тогда вы и сможете ему помочь, читая задачу вслух, а он будет считать нужные позиции. Но не более того. Приступать к решению задач по вашей инициативе, если учащийся книги не читал, абсолютно бессмысленно.

А как ему эту книгу читать? Это не увлекательный блокбастер, но и не учебник. Это даже не учебное пособие. Здесь предлагается принципиально другой, альтернативный взгляд на грамматику, который настоятельно требует отказа от школьных стереотипов. И если это станет понятно, то тогда есть смысл позаниматься по этой программе, а если нет – то это дело личного выбора.

Читайте также:  Все уроки немецкого языка с лерой

Представьте, что вам 14–16 лет и родители суют вам под нос очередную книжку про то, как надо стать грамотным, – неужели вы обрадуетесь? Такой “бонус” не может вызвать у подростка ничего, кроме протеста, тем более ваше мнение для него здесь – не авторитет. Вот поэтому, как это ни огорчительно, но моими первыми читателями в данном случае окажетесь именно вы, а не та аудитория, для которой эта программа предлагается.

Остается надеяться, что часть этой аудитории (я имею в виду молодежь 13–18 лет) знает и мои другие книги (совсем не о грамотности) или хотя бы слышала о них. Тогда они и к этой проявят интерес. А раз начнут читать – то будут и заниматься по ней. Возможно, это улучшит их грамотность и сведет количество ошибок к минимуму. Но при этом надо отдавать себе отчет в том, что любое заочное обучение – все равно суррогат живого обучения.

Ничто так не действует на память, остроту восприятия и слухоречевую оперативную активность, как присутствие на занятии вживую: программа “БП” – ведь не только алгоритмы и сокращение количества позиций, но, что немаловажно, – постоянные тренинги на внимание и контроль на базе наших позиций, счет и увеличение объема оперативной памяти в момент письма! Именно это, а не знание правил, (а также и алгоритмов) и гарантирует результат обучения. Уже в первый день обучения (ДО) включается программа “память-контроль” – и учащиеся удерживают при письме от 9 до 15 позиций, а только что они не знали ни одной).

Книга, конечно, источник знаний. Но только не в данном случае! Наша задача – не знать, а уметь. Практическая грамотность (письмо без ошибок) и нормативная грамматика – далекие, чуждые друг другу вещи. Грамматика – это злая мачеха практической грамотности: она всячески ее одергивает, поучает, пугает, заставляет делать скучную, бессмысленную работу и всячески ограничивает ее свободу и личное пространство.

Тут вопрос в том, на чьей вы стороне. Я думаю, в любом случае вы на стороне своих подростков, учащихся в школах и колледжах, у которых нет времени и желания учиться по учебникам.

Тем более что такая задача не имеет решения.

Сокращения, термины и условные обозначения

БП – программа “Без правил”.

ШОП – школьная орфопрограмма.

ПРП – паузная речевая пунктуация.

ДОБ – деепричастный оборот.

П – (1+2)=ДОБ – формула ДОБа.

(z) = “ни” + любой вопрос – формула “гармошки”.

РБ – регулярный блок.

– ложная пауза № 1 (между подлежащим и сказуемым).

– ложная пауза № 2 (перед “и”, если оборот – дальше: непопадание рамки в паузу).

Источник

22 урока идеальной грамотности: Русский язык без правил и словарей
Наталья Романова, 2010

Наталья Романова – филолог, нейрофизиолог, руководитель и автор курса Школы грамотности Романовых – представляет курс «Без правил». Эта альтернативная программа практической грамотности действует с 1992 года. Она позволяет всего за 10 занятий научиться уверенно писать без ошибок. Русский язык без заучивания правил и использования словарей? С программой «Без правил» это возможно! Курс предельно прост и эффективен, решает все проблемы с грамотностью, стоящие перед школьниками и абитуриентами, включая успешную сдачу ЕГЭ. Это настоящий прорыв, освобождение из карцера нормативной грамматики, где люди мучительно проводят свои школьные годы!

Оглавление

Приведённый ознакомительный фрагмент книги 22 урока идеальной грамотности: Русский язык без правил и словарей предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

ГЛАВНЫЕ ОШИБКИСТРАТЕГИЧЕСКИЕ ДЕЙСТВИЯ В БОРЬБЕ С НИМИ. ШПИОНЫ И КВАГИ

Для победы над безграмотностью необходима правильная стратегия. Нельзя побороть несметные полчища ошибок, бросаясь в гущу врага с шашкой наголо. Ошибки надо строго классифицировать по значимости (основные и второстепенные) и частотности (частые и менее распространенные). Все должно быть под контролем, пусть твое внимание будет экономно и точно направлено в нужную сторону, а не распылено на все сразу.

Главным объектом твоего внимания в первую очередь будут наиболее злобные, упорные и вездесущие ошибки. Таких стратегически значимых объектов всего два! Вначале надо «взять», победить именно их.

Враги сильно потеснятся, когда ты лишишь их двух главнокомандующих. Оставшись без опоры, «рядовые» ошибки быстро сдадут свои позиции и отступят. Добить и победить их — это уже вопрос тактики, а не стратегии. Правильная тактика у нас есть, и ты скоро получишь все необходимые инструкции.

Но вначале тебе предстоит получить инструкции стратегического характера: ведь именно выбор правильной стратегии определяет успешный ход военных действий, их уверенное ведение и победу!

Прежде всего тебе придется отказаться от многих давно известных и привычных понятий. Некоторые из них будут у нас под запретом, а на некоторые ты сумеешь взглянуть по-новому. Многие грамматические правила и понятия сейчас уже безнадежно устарели, а школьные учебники и пособия с каждым новым переизданием становятся все более сложными. Наша книга — это не учебник, не пособие по русскому языку, не справочник по грамматике. В ней тебе будут предложены новые стратегии, необходимые для того, чтобы победить ошибки и сделать свое письмо предельно грамотным.

В главе «Слитность» ты узнаешь, как одолеть самого главного врага, занимающего свои ключевые позиции на границе слов («шпионы»). В главе «КВАГИ» познакомишься с великим и ужасным врагом № 2 (ведь врагов надо знать в лицо).

Прежде чем приступить к штурму главных позиций, то есть уже, собственно, к обучению, сразу задай правильное направление движению.

При письме везде бывает только

Пока у тебя нет опоры, тебе кажется, что трудностей («ошибка возможна») куда больше, чем вариантов «ошибиться нельзя». Это заблуждение. На самом деле при письме вариантов «нет трудности — ошибиться нельзя» подавляющее большинство по сравнению с « трудным ». Позиция « легко» во много раз превышает позицию «ошибка возможна». Очень скоро ты увидишь, что это действительно так. А пока просто прими к сведению, что вариантов при письме всего два, а скоро и вообще останется всего один. Мы будем все время идти по пути сокращения количества позиций, вместо того чтобы, наоборот, их увеличивать, как это делается в традиционной грамматике и школьной программе (ШП).

Читайте также:  Вылетает после выбора языка фифа 13

Обозначим (и назначим) главную позицию (объект), на

которую и надо будет направить все свои усилия прежде

Главная позиция обучения «без правил» — СЛИТНОСТЬ

Ошибки на границах слов в нашей программе называются «Шпионы»

Слово «раздельность» у нас под строгим запретом. Позицию «писать раздельно» мы исключаем из-под своего наблюдения и игнорируем! Мы предпочитаем минимальное количество позиций: оставляем (для контроля) всего одну, так как если она одна, то выбирать не из чего, варианты отсутствуют и ошибка исключена.

При письме всегда бывает

Предлагаю прочесть обе колонки:

Вопрос: где позиция «легко» (ошибиться нельзя)?

Естественно, в первой. При письме люди не замечают этой позиции, то есть здесь рука пишет сама, варианты отсутствуют и ошибка исключена. Это позиция «легко»-®. А вот во второй колонке уже другая ситуация. Здесь трудность есть, и можно запросто ошибиться. Более того: подавляющее большинство учащихся все эти и подобные слова пишут неправильно: «на утро», «в догонку», «с горяча», «до тла». А вот слова из первой колонки правильно пишут все. Никто не напишет: «настол», «вчашку», «сдругом» и «доларька». В первой колонке — позиция «легко»*?*: ошибка исключена. И ее мы снимаем с контроля!

Во второй колонке трудность есть.

Главный закон поведения при письме (ППП):

Самое главное: никакими правилами и проверками не пользоваться! Сама ситуация неуверенности, выбора — это и есть сигнал к слитности.

Это и есть главный закон поведения при письме (ППП). Таким образом, под контролем держим только одну (!) позицию. Эта позиция — слитность.

Много лет занимаясь наблюдением, обработкой и систематизацией ошибок учащихся, я пришла к выводу: все умеют писать раздельно, делают это автоматически и не замечают при письме этой ситуации. Но почти никто не умеет писать слитно. Поэтому наша главная задачаэто не различение «раздельно-слитно», как в грамматике, а только слитно.

Слово «раздельно» — под запретом и у нас остаются две позиции «легко» и «слитно». «Легко» теперь нами не учитывается, но зато все внимание направлено на единственную позицию — слитно. Рукодвигательный графический контроль за этой позицией такой: сразу проводим дугу (знак слитности) от конца слова к началу (от хвоста — к голове), под ней быстро рисуем крестик и обводим его (нолик). То есть комплекс моторных действий: дуга сверху — крестик — нолик. Это надо делать той же ручкой, которой пишешь, и сразу — в момент письма.

Нельзя: 1) написать слово; 2) положить ручку; 3) взять карандаш; 4) обвести дугу; 5) положить карандаш; 6) снова взять ручку и т. д. Слишком много лишних, отвлекающих — паразитарных движений. От этого рассеивается внимание, нарушается контроль.

На весь период обучения и в дальнейшем — на всю жизнь — у нас будет всего две проверки. И они работают по всем направлениям и поддерживают все позиции. Плохо, когда много проверок (как в школьной грамматике). В результате все намного хуже, чем кажется.

Во-первых, все, что много, — то не ценно: множество правил с трудом запоминаются, путаются, применяются не там, где надо, и не применяются вообще.

Во-вторых, многие из так называемых «проверок» из школьной грамматики приводят к прямо-таки обратному результату — то есть к гарантированной ошибке.

Приведу один пример. Он будет здесь к месту — это как раз к нашей теме.

В примерах типа «вернусь наутро»; «наутро я понял, что я провел время не там»; «зарядил наутро дождь» 183 из 200 учащихся 14-16 лет (среди них были учащиеся 9, 10 и 11-х классов) сделали ошибку. А среди более младших — 11-13 лет — 192 из 200 написали на_утро! Эти цифры поражают, но они достоверны. (Исследование 2001-2002 гг. на базе теста перед зачислением на обучение в Школу Грамотности. Были протестированы и родители: из 92 человек только 28 согласились на правильныйслитныйвыбор. Остальные54 взрослыхпроголосовали за вариант на_утро).

Подобная ошибка из ряда системных; ее допускает большинство. Все эти люди (и учащиеся и взрослые) обосновывали свое решение тем, что тут, мол, есть проверка: можно между «на» и «утро» вставить слово для проверки: «наследующее утро», «на новогоднее утро», «на летнее утро».

Отсюда следует только одно: это даже не их личная ошибка, но ошибка в схеме обучения, стало быть, и восприятия. Вот поэтому в нашей программе подобные «проверки» и все остальные проверки тоже запрещены.

Мы любим не только минимальное количество позиций (в идеале — одну), но и точные, а главное — простые проверки. Их всего две.

Вот первая. Снова представим две известные нам колонки. Проверка называется «много можно или много нельзя».

Много можно — это когда возможно множественное число. Можно сказать: на стол — на столы, в чашку — в чашки, с другом — с друзьями, до ларька — до ларьков. Много нельзя — это когда нельзя сказать: «наутры», «вдогонки», «сгорячев» (или «сгорячей»?), «дотлов»!

Теперь действуем так. При письме главная позиция и контроль — это СЛИТНОСТЬ. Варианты отсутствуют! А чтобы ее усилить, есть проверка МНОГО НЕЛЬЗЯ.

Эти выводы хоть и поражают воображение (типа радостная новость), но понимать, а тем более запоминать здесь абсолютно нечего. Достаточно просто следовать призыву: пиши слитно везде, где трудно. И вдобавок для верности держись проверки «много нельзя». Вот и вся премудрость.

Но не тут-то было! Как раз-таки именно позиция «слитность», о которой мы уже договорились, очень плохо усваивается при практическом письме. Рука поневоле продолжает писать не так — в смысле не слитно. Это — результат неправильного стереотипа обучения (и, как следствие, восприятия, а затем неверного стереотипа ППП).

То есть понять, в чем тут дело, мало. Необходимы тренинги, направленные на преодоление неверных стереотипов и на восстановление правильных реакций.

Читайте также:  Воспалился язык к какому врачу обратиться

Цель таких программных тренингов:

включить и развить необходимые тебе качества

От развития этих качеств и их правильного взаимодействия, а вовсе не от знания правил, зависит грамотность человека. Поставь перед собой простые формальные задачи. Соблюдай точный порядок действий:

2) отследить на слух все позиции (те, что под наблюдением); сейчас — слитность; и посчитать!

3) просеять текст: то есть выбрать только слитность (сказать ответ);

4) сделать правильную проверку (много нельзя) вслух! («назлы» — сказать нельзя; «дотлов» — тоже нельзя» «навеселах» — опять нельзя и т. д.); сверить ответ.

1. Задача на слитность.

1-е действие. Не писать; счет всех слитных позиций.

2-е действие. Просеять на две колонки: а) позиция «легко», б) позиция «слитно». Посчитать ответ в колонке б (=9)

3-е действие. Проверка.

Вошел с улицы в дом, шел навстречу ему с ружьем наперевес, разобрал танк вручную, ударил по ноге, сшито наперекосяк, шляпа набекрень, залез на елку, в галоше на босую ногу, пришел навеселе, сжег дотла, гулял до утра, подошли поодиночке, дал в ухо, получил в пятак, налил по стопке.

2. Задача на слитность.

1-е действие. Не писать; счет всех слитных позиций.

2-е действие. Писать; все внимание — на слитность; делать text-control.

3-е действие. Просеять: из предложений на слух выбрать позицию «легко» и позицию «слитно»; писать в правильные колонки.

4-е действие. Проверка. Посчитать ответы в колонке «слитно».

Праздник в доме начался. Двери настежь распахнуты. Окна раскрыты прямо в сад. Гости чинно сидят за столом в ряд. Поначалу все стесняются и разговаривают вполголоса. Вскоре все привыкнут и будут болтать наперебой. Старинный патефон рыдает навзрыд. Посередине стола стоит ваза с букетом и напрочь заслоняет лица гостей, сидящих напротив.

Пришел сосед сверху, в шляпе набекрень. Он заиграл на баяне. Все стали плясать вприсядку. Соседи снизу застучали шваброй в потолок. Соседи слева и справа застучали в стенки. Я толкнул в бок брата, мы вышли на лестницу. Мы поднялись на пролет лестницы и сидели там всю ночь напролет. Мы понимали: праздник затянулся надолго. Но не навсегда! Наконец баян умолк. Наутро все разошлись. Сосед с баяном в шляпе набекрень поплелся наверх. Остальные дружно пошли вниз по лестнице на улицу. Мы с братом из окна радостно смотрели им вслед.

Частица «не» как жупел русской орфографии

В рамках позиции «слитность» и правильного поведения при письме (ПППП) решаем проблему частицы «не».

В ШП это одна из самых неблагополучных тем. По частотности больше всего ошибок приходится на правописание «не» ввиду того, что традиционная орфопрограмма состоит из не поддающегося счету количества позиций: «не» с глаголами (тут же — «исключения»); «не» с существительными, здесь же — варианты слитно-раздельно (тут же — «исключения»); «не» с прилагательными и опять — варианты плюс «проверки»: подобрать «синоним слова», противопоставление с союзом «а»; «не»с наречиями; «не» с деепричастиями; «не» с кратким страдательным причастием и так далее… Результат: стойкое неразличение вариантов; применение «проверок» там, где это не требуется вообще, приводящее к неверному выводу, а главное — неуверенность в своих действиях и страх перед выбором; безобидное «не» превращается в жупел и пугало русской орфографии.

Мы действуем так. Сразу после вывода главного закона ППП (где трудно — там слитно) между делом, не акцентируя внимания на переход к новой теме, я спрашиваю: «наша семья (не)богатая» — как будем писать? Разумеется, после некоего замешательства я слышу неуверенные ответы, среди которых звучит «раздельно» (а это слово, хочу напомнить, — запрещенное, и за него полагается штраф — тому, кто его произносит, невзирая на обстоятельства).

Эта провокация приводит к тому, что еще не прикоснувшись к теме, ответ есть, — и он вытекает из главного закона ППП. Раз есть вопрос — значит, есть трудность — значит, слитно. Чтобы это превратилось в автоматическую реакцию, предстоит работа. На этом останавливаться нельзя — рано еще.

Тема «не» дальше разворачивается так:

Делим все слова на

Примеры в первую группу:

Это простые глаголы. И сразу снимаем их с контроля: это позиция «легко». Глупо было бы с серьезным видом утверждать, что, мол, «глаголы, знаете ли, надо писать раздельно». Это такая же новость, как то, что в часе 60 минут, а в минуте 60 секунд. Это не нагла позиция: дошкольников здесь нет! Продолжим список:

В простых глаголах ошибок нет; ошибки бывают здесь. Причина: люди не знают, что это за слова и что с ними делать.

Никто с уверенностью не может сказать, что это за «части речи» (а школьная орфопрограмма основана на этом: раздел морфологии там вообще решающий). Школьная орфопрограмма (ШОП) заходит в тупик из-за невнятности терминологии и ее бесполезности, а также из-за множественности позиций, которая дезориентирует в ППП.

«Не готов» — это что? Краткое прилагательное? Да нет: это — «модальное слово». Кому это известно, кроме специалистов? То, что есть, мол, некие модальные слова («должен», «рад», «готов», «обязан», «намерен», «согласен», «нужен», «способен» и слово «надо»). И даже если бы это было краткое прилагательное — а по формальному признаку это так, то почему: «путь неблизок»; «недалек тот день» — слитно, но «не готов» — не слитно? Где ответ? Может быть он и есть (и, скорее всего, это так) но лично я не берусь, исходя из этого, предложить простое, а главное — быстрое, мгновенное решение. А в момент письма необходимо мгновенное решение, а не рассуждения. «Не заперта», «не выключен», «не замечены». Редкий умник скажет, что это краткие страдательные причастия — все три! Скорее всего ты даже никогда о них не слышал. Спроси у своих родителей: если это не специалисты-филологи и не учителя русского языка — будет то же самое. Ну ладно, пусть какой-нибудь отличник (а здесь у нас, как правило, их нет), предположим, и определит, что это за часть речи, то что из этого, собственно, следует? Какова практическая ценность этого знания?

Источник

Интересные факты из жизни