17 мгновений весны на удмуртском языке

Что немцы говорят о фильме «Семнадцать мгновений весны»

Апрель — традиционное время для показа советской многосерийной классики «Семнадцать мгновений весны». Ведь именно на весну 1945 года приходится и действие самой картины. Несмотря на то, что фильму уже без малого полвека, он до сих пор вызывает эмоции и не перестает нравиться. Хотя многие и ругают обновленную цветную версию. Ведь, как рассказывает Леонид Парфенов в своей документалке «17 мгновений весны: 25 лет спустя», именно решение снимать картину на черно-белую пленку стало одной из составляющих будущего успеха.

Немцы — тоже люди

Идея картины была в том, чтобы сделать ее максимально близкой к документалистике. В качестве дополнительного монтажного материала использовалось огромное количество военной хроники. Все это создавало у советского зрителя ощущение реальности происходящего и вызывало сопереживание событиям картины. Неслучайно она уже после премьеры стала культовой. А повторный показ фильма состоялся спустя всего три месяца.

Как вспоминает режиссер Татьяна Лиознова, хотя «Мгновения» создавались в первую очередь для советского зрителя, планы заграничных показов были с самого начала. Отсюда в сюжете так много положительных (ну или, как минимум, вызывающих симпатии) персонажей с немецкой стороны: запуганный профессор, наивный священник, ужасный снаружи и добрый внутри солдат, приходящий на помощь обреченной радистке и даже рефлексирующий генерал Вермахта — попутчик Штирлица в поезде.

Как сказал исполнитель главной роли, Вячеслав Тихонов: «Фильм изображал тот самый немецкий народ, который остается в истории независимо от уходящих и приходящих гитлеров». Оно и понятно — ведь немцы тоже люди.

Перемонтирован для ГДР

Кстати, именно такой подход больше всего поразил жителей ГДР, которым и была продемонстрирована картина вскоре после показа в СССР. Правда, для германского проката «Мгновения» были перемонтированы. На этом настоял тогдашний начальник главного управления разведки МГБ ГДР Маркус Вольф. Он же выступил консультантом. Если для советского зрителя Германия (даже Восточная) была чем-то далеким и незнакомым, и за нее вполне могла сойти столь же малознакомая Прибалтика, то для немецкого — требовалась большая достоверность.

Так в частности «Horch», на котором мог ездить только представитель высшей элиты Третьего Рейха, был заменен на более скромный — и подходящий Штирлицу по чину — «Мерседес». А радистка Кэт — по легенде рядовая жительница Берлина — просто не могла попасть в клинику Шарите, предназначенную для весьма состоятельных пациентов. Да и Рейхсканцелярии в марте 1945 года уже не существовало — она полностью была уничтожена авиацией союзников. Но особенно много изменений касалось тогдашнего быта Германии, внешнего вида и географии Берлина.

«Нормализация» Германии

В современном ФРГ «Семнадцать мгновений весны» известны разве что знатокам. Но в 70-е в ГДР картину восприняли в целом позитивно. Хотя, несмотря на перемонтаж, несоответствий было немало. И они сильно контрастировали с исторической кинохроникой. Сопереживать «советскому шпиону» не очень получалось, но, как отмечает журналист Карстен Пакайзер, это, пожалуй, был первый иностранный (для немцев) фильм, в котором «фашисты не выглядят слабоумными дегенератами», а многие из них даже вызывают определенные симпатии.

Впрочем, то, что выглядело тогда первым шагом к «нормализации» облика Германии и ее народа, сегодня воспринимается едва ли не как оскорбление. Так в 2018 году представители правящей партии Бундестага выдвинули требование полностью переснять сериал, так как он «искажает историческую действительность и формирует недостоверные образы порядочных офицеров вермахта и фальшивый героический образ советского шпиона Штирлица». Была даже сформирована специальная группа из состава депутатов и министров, которая занялась написанием сценария. Но никаких подвижек за два года так и не случилось.

Источник

Семнадцать мгновений весны (1973)

Регистрация >>

В голосовании могут принимать участие только зарегистрированные посетители сайта.

Вы хотите зарегистрироваться?

содержание серий

1-я серия
Представители германского командования смотрят кадры кинохроники последней войны. Тем временем Штирлиц, выпроводив из своего загородного дома прислугу, закрывает все двери и опускает шторы, чтобы в обстановке строгой секретности принять шифровку из Центра.

2-я серия
Штирлиц размышляет: Геббельс, Гиммлер, Геринг или Борман? Кто из высших партийных бонз третьего рейха замышляет переговоры с американцами? “Служебные обязанности” сталкивают Штирлица с заключенным пастором Шлагом.

5-я серия
Резидент стратегических структур США в Европе Аллен Даллес готов к переговорам с представителем германского руководства генералом Вольфом. Для реализации своего рискованного плана Штирлиц отправляет Борману письмо, в котором сообщает о сепаратных переговорах и просит о встрече. Борман понимает, какой мощный аргумент в борьбе против Гиммлера он заполучил, но от решения пока воздерживается. Тем временем Штирлиц приходит к Плейшнеру и, признавшись, что он советский разведчик, просит профессора о помощи.

6-я серия
Штирлиц узнает от Рольфа об обнаруженном передатчике и о том, что Кэт жива. Заручившись поддержкой Шелленберга, он забирает ее из госпиталя. По его настоянию Кэт соглашается сотрудничать с немецкой разведкой. Во время бомбежки в здании управления безопасности остается открытой комната связи с высшим руководством рейха, Штирлиц звонит Борману и договаривается о встрече.

7-я серия
Кэт с ребенком помещена в особняк, где за ней следит Барбара Крайн. Штирлиц переправляет Плейшнера в Швейцарию, поручив ему явиться на конспиративную квартиру в Берне и передать шифровку в Центр. Профессор выполняет поручение, но попадает под наблюдение гестаповцев. Тем временем Мюллеру удается установить, что отпечатки пальцев на чемодане Кэт и на одном из телефонов правительственной связи идентичны. Шеф гестапо решает проверить всех сотрудников управления.

8-я серия
Холтофф говорит Штирлицу, что у Мюллера есть на него компромат, и предлагает бежать за границу. Штирлиц оглушает его и привозит в гестапо. Штирлиц отвозит пастора Шлага на швейцарскую границу. Тем временем Мюллер устанавливает, что на чемодане радистки именно отпечатки пальцев Штирлица. Мюллер приказывает арестовать его. 9-я

9-я серия
В Берне пастор Шлаг встречается с деятелями церкви и политиками, чтобы выполнить задание Штирлица. Склоняя Кэт к сотрудничеству, Рольф выносит ее новорожденного сына на мороз. И Хельмут убивает его. Они вместе с Кэт бегут. Поняв, что попал в ловушку гестапо, профессор Плейшнер решается на отчаянный шаг.

10-я серия
Мюллер приказывает отправить полицейские наряды по линии автобуса, на котором скрылись Хельмут и Кэт с ребенком. Приехав в детский приют, эти двое забирают дочь Хельмута.

Читайте также:  Как в фотошопе cs3 поменять язык

12-я серия
Из Берна Штирлиц отправляет в Центр шифровку с подтверждением факта сепаратных переговоров между Даллесом и Вольфом. Рейхслейтер Борман приказывает срочно вызвать в Берлин генерала Вольфа. Каждый раз зрители надеются, что Штирлиц напишет записку жене, пусть “по-французски и левой рукой”, что он примет решение вернуться в Москву, что больше ему не придется рисковать. Но каждый раз машина везет Штирлица по направлению к Берлину.

Источник

Не думай о секундах свысока. История знаменитой песни

Многосерийный фильм «Семнадцать мгновений весны» обрел такую популярность, что его повторный показ состоялся через три с половиной месяца после премьеры фильма на ТВ.

Количество восторженных писем в адрес создателей ленты побило все рекорды. Львиная доля писем предназначалась Вячеславу Тихонову, который в одночасье стал эталоном мужчины для советских женщин.

Как режиссеру Татьяне Лиозновой удалось снять такое кино, которое вызывало у советских зрителей неподдельные эмоции на протяжении всех двенадцати серий? Благодаря держащему в напряжении сценарию, великолепной игре актеров и мастерской операторской работе аудитория ни на секунду не отвлекалась от голубых экранов.

В военной драме о разведчике в тылу врага нашлось место трогательным эпизодам, вызывавшим слезы даже у самых сдержанных людей. Наиболее памятной из них стала, пожалуй, сцена встречи Штирлица с женой. Создать душещипательную атмосферу в кафе Elefant помогла композиция «Песня о далекой Родине».

Ход композитора

Написать музыку к фильму «Семнадцать мгновений весны» Татьяна Лиознова пригласила Микаэла Таривердиева. Вера Таривердиева, вдова композитора, вспоминала, что муж не спешил с ответом:

– Он долго думал, соглашаться ли ему писать музыку к картине о Штирлице. «Знаешь, – сказал он тогда, – что-то мне надоели фильмы про шпионов!». А потом нашел выход: главным для него стал не детективный сюжет, а внутренний мир героя. Отсюда и ностальгическая «Песня о далекой Родине», и философская «Не думай о секундах свысока».

Говорят, Таривердиев сочинил песни к каждой серии, но Лиознова остановилась лишь на двух вышеупомянутых произведениях. Впрочем, сама Татьяна Михайловна опровергла эту версию.

Автор слов песен фильма – поэт Роберт Рождественский. Например, стихотворение «Мгновения» было создано в период рассвета советской поэзии. Когда Роберту Ивановичу предложили написать поэтические строки для фильма «Семнадцать мгновений весны», у поэта уже было написано это стихотворение, и он решил, что именно оно подойдет для фильма. Стихотворение положили на музыку, и оно стало хитом. Даже сегодня тяжело найти человека, который бы не знал строки «Не думай о секундах свысока…».

Запись композиций

Выбрать исполнителя оказалось непростым делом. Композиции пробовали исполнять многие артисты, но режиссеру не нравились их версии. Вот как об этом вспоминает Вера Таривердиева:

– Пробовались практически все советские певцы – от Магомаева до Мулермана. Уже была готова фонограмма с записью Муслима Магомаева. Но Лиозновой все время казалось, что его, пусть и очень хорошему, исполнению чего-то не хватает. Она рискнула и попросила записать песни Иосифа Кобзона. Это было попадание в «десятку»! Магомаев обиделся. С Иосифом Кобзоном муж делал песни в течение месяца. Они работали над голосом. Татьяна Лиознова хотела, чтобы он был неузнаваем. В конце концов добились идеального исполнения.

Когда Магомаев услышал версию Кобзона, он согласился, что она идеально вписывается в фильм. Но все равно чувствовал досаду из-за того, что не получилось стать исполнителем композиций.

О негативной реакции Муслима Магометовича на выбор исполнителя вспоминал и и сам Микаэл Леонович:

– А Магомаев обиделся на меня тогда страшно. Дело не в том, что он пел плохо или хорошо. Просто для этой картины нужен был не его голос. Голос Кобзона попал в изображение, прямо в «десятку».

Обвинения в плагиате

После выхода фильма на экраны многие решили, что «Песня о далекой Родине» и правда напоминает произведение Франсиса Лея. В Союз композиторов СССР даже пришла телеграмма такого содержания: «Поздравляю успехом моей музыки советском фильме. Франсис Лей».

Обвинения в плагиате не прошли даром для Таривердиева: его не звали на телевидение, от него отвернулись многие коллеги, за спиной сплетничали недоброжелатели. А позже выяснилось, что у Лея нет претензий к советскому композитору, а пресловутую телеграмму анонимный шутник выслал из московского телеграфа.

Интересные факты о съемках фильма

Представить себе Штирлица в исполнении кого-то, кроме Вячеслава Тихонова, сейчас просто невозможно, однако поначалу его кандидатура не рассматривалась.

Автор сценария «Семнадцати мгновений весны» Юлиан Семенов хотел, чтобы роль советского разведчика исполнил актер Арчил Гомиашвили, известный зрителям по роли Остапа Бендера в «12 стульях» Гайдая. Также рассматривалась кандидатура Олега Стриженова, однако тот не захотел оставить игру во МХАТе на три года ради съемок в кино (именно столько снимались «Семнадцать мгновений весны»). Сам же Тихонов попал в фильм случайно – его кандидатуру предложил кто-то из ассистентов режиссера Татьяны Лиозновой.

Вымышленный персонаж

Штирлиц никогда не существовал в реальности – этого персонажа придумал писатель и киносценарист Юлиан Семенов. Однако есть легенда, что его прототипом был заместитель шефа немецкой разведки Вилли Леман (кличка Брайтенбах). Леман работал на СССР по собственной инициативе, его никто не вербовал. Следы Лемана в истории теряются в 1942 году, когда его арестовало гестапо без формулировки обвинения. Конечно, скорее всего, Вилли Леман погиб, но Татьяна Лиознова все же оставила финал «Семнадцати мгновений весны» открытым, предоставив зрителю самому решить, что же случилось со Штирлицем.

Жена появилась вдруг

Жена Штирлица появилась в фильме лишь благодаря инициативе Вячеслава Тихонова – сценарий ее появления не предполагал. Знакомый Тихонова, некий разведчик КГБ, рассказал актеру, что иногда тем, кто работал под прикрытием за пределами СССР, привозили родных для свидания, и актер поделился с Лиозновой идеей. Режиссер согласилась, посчитав, что так в картине будет больше драматизма. Пробы на роль жены полковника Исаева проходили певица Мария Пахоменко и актриса Светлана Светличная, однако Татьяна Лиознова посчитала их кандидатуры неудачными.

По воспоминаниям Элеоноры Шашковой, которая в итоге сыграла жену полковника Исаева, ее привели на съемочную площадку за день до начала съемок. Поначалу она плохо справлялась с ролью. Однако затем Лиознова позвала Вячеслава Тихонова и посадила его перед актрисой, сказав: «А теперь серьезно. Вот твой муж-разведчик». Именно после этих слов, видя перед собой Тихонова-Штирлица, Шашкова исполнила роль так, как нужно – со сдержанной глубиной, одним взглядом показав все горькие, тяжелые, но светлые чувства своей героини.

Источник

Актер Отто Мелис: в 1945 году меня спасли советские солдаты

Солдаты Красной армии, освобождавшие в 1945 году Германию от нацизма, помогли выжить очень многим простым немцам, из-за войны лишенным средств к существованию. Тем самым были разрушены мифы, насаждавшиеся гитлеровской пропагандой.

О том, как это было, в интервью РИА Новости рассказал немецкий актер Отто Мелис, сыгравший в советском телесериале “Семнадцать мгновений весны” солдата Хельмута, который ценой своей жизни помог радистке Кэт с детьми бежать из гестапо.

Что значит для вас праздник 9 мая?

Читайте также:  Как обработать язык говяжий перед варкой

— Для меня это очень крупный рубеж в жизни. Тогда, в 1945-м, мы были все ослеплены, отравлены нацистской пропагандой. И даже в конце войны еще верили в окончательную победу гитлеровцев.

В 1945 году мне было 14 лет. Нам говорили, что русские — нелюди. Нас уверяли, что, когда придут русские, они возьмут младенцев и будут разбивать им головы о стволы деревьев. И в это верило много людей.

По этой причине моя семья решила покончить жизнь самоубийством, отравившись. И я тоже хотел это сделать. Моя мать, моя старшая сестра и три ее сына в ту ночь умерли, а я был единственным, кто очнулся. И меня откачали соседи.

Они меня приняли, ухаживали за мной и поставили на ноги. Но надо было как-то жить дальше. Тогда люди были свободны как птицы. Действовало право кулака — кто не мог себя обеспечить, погибал от голода. В моем родном городе Штольп в Померании не было врачей.

И вот я как-то шел по улице с перевязанной рукой — у меня была рана — и вдруг на одном из дворов увидел много лошадей. А я был просто помешан на лошадях. Я вошел на этот двор и спросил, чьи они. Выяснилось, что они принадлежали советской комендатуре, на них развозили продовольствие для советских солдат.

Я подошел к начальнику этой конюшни и сказал: “Я хочу есть, мне надо как-то жить. Может быть, когда я выздоровею, смогу у вас работать?” И он ответил: “Можешь остаться у нас”. Я получил работу, еду, а жил у тех своих соседей.

А как вы общались с этим начальником?

— Там были два молодых советских солдата, которые немного говорили на ломаном немецком. Но мы понимали друг друга.

Ваш Хельмут из “Семнадцати мгновений весны” — возможно, первый немецкий солдат в советском кино, который имел душу, был способен на сочувствие. Для многих зрителей это было откровением. А что для вас стало таким же открытием в знакомстве с советскими людьми?

— Когда я рассказал начальнику конюшни, что со мной случилось, он сказал: “Знаешь, я буду немного присматривать за тобой”.

И сказал он это как родной отец. И затем общался со мной как отец. Вот это для меня было освобождением от той бессмыслицы, которую нам вбивали в головы. Я вдруг увидел русских совсем по-другому.

Или вот у моих соседей, у которых я жил, как-то загорелся дом. Прибежали советские солдаты, мы вместе тушили огонь, передавали друг другу ведра с водой. Мы были как одна семья.

А когда в 1947 году я поступил в театральное училище в Шверине, я начал с жадностью узнавать Россию, ее культуру. Я смотрел очень много фильмов, например, цикл по трилогии Горького — “Детство”, “В людях”, “Мои университеты”. Нам показывали фильм о Большом театре. Это произвело на меня такое сильное впечатление, что я сказал себе — тоже хочу стать таким. Я тогда понял, на что способно искусство. О чем иногда сегодня забывают.

Позже, когда я снимался в фильме “Доктор Шлютер” и три недели съемки шли на Байкале, я узнал множество чудесных советских людей. Мы были с ними в очень тесном контакте, и приходилось только за голову хвататься — как можно было быть настолько отравленным нацистской пропагандой?!

После этой картины я обнаружил у себя в почтовом ящике в Берлине одно письмо — из Владивостока. На конверте вместо адреса было написано “Господину доктору Шлютеру, Германия” и больше ничего. Это было очень приятно.

А как шли ваши съемки в “Семнадцати мгновениях весны”?

— Мне доставило огромное удовольствие играть Хельмута. А работа с режиссером Татьяной Лиозновой была просто замечательной.

У Хельмута в фильме были свои сложности и-за ранения — он ведь был ранен. И попал в необычные обстоятельства. И вот эта молчаливая симпатия, помощь, взаимная поддержка — по-моему, это очень трогательно. И зрители так это и восприняли.

У меня был еще такой случай с этим фильмом — меня попросили на студии дубляжа в ГДР озвучивать Вячеслава Тихонова — Штирлица. Я ответил — это невозможно, я ведь и сам играю одну из ролей в этом фильме. Но мне сказали, что эту роль тоже дублируют. Так что я озвучивал Тихонова, а меня переозвучивал другой актер.

Во время съемки вы немного научились говорить по-русски?

— Я ведь был всего восемь, даже меньше, съемочных дней в Москве, на киностудии Горького, а остаток доснимали в Берлине. И всегда, когда мы работали с советскими коллегами, мы общались с помощью жестов, и времени учить русский или немецкий особо не было. Но ведь во всем мире как врачи понимают друг друга, так и артисты понимают друг друга. Говорят на одном языке. Так было и у нас.

Материал подготовлен при содействии Службы документальных фильмов ВГТРК

Источник

Семнадцать мгновений весны, 1-й сезон

Серии 1-го сезона

Ранняя весна 1945 года, последняя военная весна. Войска союзников активно наступают по всем фронтам. Некоторые представители вермахта, предвидя скорое поражение, начинают искать пути отступления всеми возможными способами. Москве становится известно о неких переговорах, которые ведутся за спиной советского командования. Центр поручает Юстасу (штандартенфюреру СС Штирлицу, чье настоящее имя — полковник Максим Максимович Исаев — известно только высшим руководителям Советского Союза) выяснить, кто затевает двойную игру и с какими целями.

Логика и знания, накопленные за годы разведдеятельности в тылу врага, могут помочь Штирлицу выйти на организатора тайных переговоров с американцами. Штирлиц приходит к выводу, что это должна быть одна из ключевых фигур третьего рейха. Геббельс, Гиммлер, Геринг илиБорман? Чтобы найти ответ, Штирлиц припоминает каждую мелочь, известную ему об этих людях.

Геринг, возвратившись с линии фронта, доложил об обстановке развала и отсутствия дисциплины фюреру. Гитлер отказался слушать об этом и запретил Герингу продолжать тему и даже посещать фронт. Геринга посещает рейсфюрер Гиммлер. Он говорит о невозможности Гитлера быть вождем и далее. Геринг был готов согласиться с этим, но побоялся провокации со стороны Гиммлера, поэтому не поддержал предложение обратиться к народу об отстранении Гитлера от власти.

Читайте также:  Велик и могуч русский язык стенгазета

Похороны профессора Карла Плейшнера, который в течение последних лет был соратником и помощником Штирлица в антифашистской борьбе. Штирлиц глубоко переживает утрату. Похороны посещает Кальтенбруннер, чтобы проститься с профессором, у которого он много лет лечился. 20 февраля. Продолжая перебирать в мыслях факты и детали относительно каждого из четырех возможных кандидатов, Штирлиц предполагает, что к сепаратным переговорам готовится Гиммлер. Штирлиц навещает своих радистов Эрвина Кинна и его беременную жену Кэт, жертвуя конфиденциальностью. Он делится с Эрвином своими переживаниями относительно нового задания. Также Штирлиц высказывает опасения, что в момент родов Кэт может случайно выдать свое происхождение, если вдруг закричит на русском. Он предлагает своим радистам уехать в Швейцарию, однако те оказываются, не желая оставлять его одного без связи. Штирлиц и Эрвин выезжают за город в лес и передают шифровку в Центр

Проведение переговоров с американцами, которых представляет резидент стратегических структур США в Европе Аллен Даллес, поручено генералу Вольфу. Подготовительный этап закончен, и стороны приступают к обсуждению деталей. В то же время Штирлиц, разработавший рискованный план по срыву сепаратных переговоров, отправляет Борману письмо, в котором сообщает о предательстве и просит о личной встрече. Получивший послание от «преданного члена НСДАП» Борман теперь имеет козыри в борьбе против одной из самых одиозных фигур третьего рейха. Однако ему нужны доказательства. Будучи ловким стратегом закулисных игр, Борман воздерживается от поспешных решений и выжидает. Штирлиц, лишенный связи с Родиной, делает отчаянный шаг. Навестив брата умершего друга-антифашиста Плейшнера, он признается, что долгие годы является советским разведчиком, и просит профессора о помощи.

От Рольфа Штирлиц узнает, что Кэт жива и находится в госпитале. Кроме того, Рольф хвастливо демонстрирует Штирлицу найденный передатчик, на ручке которого обнаружены ее отпечатки пальцев. Заручившись поддержкой Шелленберга, Штирлиц тайно вывозит Кэт и ее младенца из госпиталя. По дороге он объясняет ей, что единственный способ выжить — сотрудничество с немецкой разведкой, но при этом она должна тянуть время. На фальшивом допросе Штирлиц, перехвативший Кэт у гестапо, добивается от нее согласия работать на СС. Сотрудники гестапо, прослушивающие пленку, ни в коем случае не должны были заподозрить о том, что допрос — мастерски проведенное представление. Борман заинтересовался письмом Штирлица. Центр торопит Юстаса с проведением операции. Направляясь в бомбоубежище по коридору здания управления безопасности, Штирлиц видит ключ в двери спецсвязи с высшим руководством рейха. Воспользовавшись случаем, Штирлиц звонит Борману. Борман назначает место и время встречи.

Штирлиц отвозит Кэт с ребенком в специально оборудованную квартиру, где она должна будет имитировать работу и передавать сообщения в Москву. Надзор за ней осуществляют Барбара Крайн и солдат немецкой армии Гельмут. Штирлиц переправляет Плейшнера в Швейцарию, поручив ему явиться на конспиративную квартиру в Берне и передать шифровку в Центр. Но воздух свободы играет с профессором злую шутку. Он не замечает, что явочная квартира, в которую он пришел, «провалена». Плейшнер забывает условия игры, которым обязательно должен следовать профессиональный разведчик. Гестапо начинает слежку за профессором. Шифровку, составленную для Центра, переправляют в Берлин. Шеф гестапо Мюллер с подозрением отнесся к операции по вербовке «русской пианистки». Он смутно подозревает в чем-то Штирлица. Сотрудники гестапо устанавливают, что отпечатки пальцев на чемодане Кэт и на одном из телефонов правительственной связи идентичны. Мюллер решает проверить «пальчики» всех сотрудников управления, но только негласно.

Вернувшись домой, Штирлиц застает там Холтоффа, который пытается запугать его якобы имеющимся у Мюллера компроматом. Он ссылается на дело физика Рунге, который в свое время был близок к изобретению атомной бомбы для рейха. Тогда вмешательство Штирлица приостановило эксперименты. Холтофф предлагает Штирлицу бежать за границу. Однако Штирлиц уверен, что явных улик у Мюллера быть не может. Он оглушает Холтоффа и привозит к шефу гестапо c просьбой разобраться в ситуации. Пастора Шлага необходимо переправить в Швейцарию для проведения переговоров с представителями Ватикана. Штирлиц отвозит его на границу и, снабдив необходимыми указаниями, прощается с ним. Тем временем Мюллер устанавливает, что на чемодане с передатчиком и на телефонном аппарате в комнате правительственной спецсвязи — отпечатки пальцев Штирлица. Мюллер отдает приказ о его аресте.

Задание, которое Штирлиц дал пастору Шлагу, достаточно сложное. Инициатива отправки Шлага на переговоры с представителями Ватикана в Берне принадлежала Шелленбергу, который преследовал совершенно определенные цели. Однако Штирлиц пытается с помощью Шлага повлиять на ход сепаратных переговоров, проводимых представителями Гиммлера с людьми Аллена Даллеса. Ведомство Мюллера сравнивает отпечатки пальцев, найденные на чемодане «русской пианистки», телефонном аппарате в комнате спецсвязи и стакане, из которого Штирлиц давал воду Холтоффу. Цепь замыкается. На Штирлица падает подозрение в шпионаже в пользу СССР. Подходя в очередной раз к дому на Цветочной улице в Берне, профессор Плейшнер вдруг вспоминает, как Штирлиц предупреждал его о крайней осторожности. Подняв глаза, профессор видит в окне явочной квартиры цветок — знак, который успел оставить советский разведчик перед тем, как попасть в руки гестапо. Плейшнер понимает, что допустил роковую ошибку, и решается на отчаянный шаг. Для подтверждения предположения о том, что Штирлиц — русский резидент, Мюллер приказывает Рольфу вытянуть признание у радистки Кэт любыми способами. Рольф приезжает на квартиру, где живет Кэт с младенцем, и устраивает жесткий допрос. Он показывает ей фотографию Штирлица для опознания. Кэт молчит. Исчерпав все средства, Рольф кладет ее новорожденного сына к открытому окну, выставляя малыша на мороз. Звучат выстрелы.

Мюллер приказывает отправить полицейские наряды по линии автобуса, на котором скрылись Хельмут и Кэт с ребенком. Приехав в детский приют, эти двое забирают дочь Хельмута.

Мюллер предлагает Штирлицу свои услуги в его игре с Борманом, мотивируя это тем, что без «папы» Мюллера им не выбраться из Берлина. Штирлицу предстоит вывезти из Германии Кэт с двумя новорожденными детьми. Когда машину останавливает военный патруль, глаза Кэт полны страха. Мгновение — и весь только что пережитый ужас вернется… Но, к счастью, все обходится, они уже по ту сторону границы.

Из Берна Штирлиц отправляет в Центр шифровку с подтверждением факта сепаратных переговоров между Даллесом и Вольфом. Рейхслейтер Борман приказывает срочно вызвать в Берлин генерала Вольфа. Каждый раз зрители надеются, что Штирлиц напишет записку жене, пусть «по-французски и левой рукой», что он примет решение вернуться в Москву, что больше ему не придется рисковать… Но каждый раз машина везет Штирлица по направлению к Берлину.

Источник

Интересные факты из жизни