1 палатализация в старославянском языке примеры

Первая палатализация задненебных согласных.

Пе́рвая палатализа́ция — праславянское изменение заднеязычных [k], [g], [x] в позиции перед гласными переднего ряда и j в [č’] (tʃ j ), [dž’] (dʒ j ), [š’] (ʃ j ) соответственно. Если перед заднеязычным находился свистящий согласный s или z, образовавшийся шипящий ассимилировал его: sk > šč’ (ʃtʃ j ), zg > ždž’ (ʒdʒ j ). Первая палатализация представляет собой такое типологически распространённое явление, как переход заднеязычных согласных в положении перед гласными переднего ряда в аффрикаты и/или спиранты. Часть авторов разделяет палатализацию перед гласными переднего ряда и перед *j, часть считает их единым процессом. Чередования, вызванные первой палатализацией, по сей день сохраняются всеми славянскими языками:

Однако в некоторых русских говорах существует тенденция к устранению результатов первой палатализации в парадигмах глаголов: стригёт, пекёт. Форма ткёт (вместо тчёт) даже попала в литературный язык.

26. Вторая палатализация задненебных согласных.

Втора́я палатализация — общеславянское фонетическое изменение, спровоцированное монофтонгизацией дифтонгов. Заключается в переходе заднеязычных k, g, x соответственно в c’, dz’, s’ в южно- и восточнославянских языках и в c’, dz’, š’ в западнославянских. Позднее во всех славянских языках, кроме польского, полабского и старославянского, аффриката dz’ упростилась в z. Поскольку закон внутрислогового сингармонизма, действовавший в праславянском языке, запрещал заднеязычным находиться перед гласными переднего ряда, сочетания ke, ge, xe, ki, gi, xi были устранены в ходе первой палатализации. Но процесс монофтонгизации дифтонгов снова дал праславянскому языку случаи, где k, g, x находились перед ě (

Источник

1 палатализация в старославянском языке примеры

почему где-то после «ц» пишется ерь, а где-то ер
(чтѣцЪ, коньцЬ, птиць(Родит. Падеж))

Иначе говоря, надо знать, что окончательное отвердение исконно мягкой зубной глухой аффрикаты [ц’] в истории русского языка произошло лишь на границе XV — XVI столетий, после чего и стали возможны написания «-цъ» вместо этимологически верного «-ць».

В старославянских памятниках такое написание обусловлено, с одной стороны, ранним диалектным отвердением [ц’] > [ц] по болгарским говорам, а с другой, было обусловлено процессом падения редуцированных, когда конечный «-ь» в словах на «-ць» перестал произноситься, но общее правило орфографической выучки писцов требовало писать на конце слов на согласный знак для редуцированного гласного, а поскольку звуковое их значение для носителя живой диалектной речи на славянском юге в XI в. уже было утрачено, потому спорадически вместо «-ь» в словах на «-ць» писцы наугад писали и «-ъ». Не часто, но такое встречается и в старославянских документах.
Да и до XVI в. в русских памятниках также, т. е. именно как бессистемное, спорадическое явление, поскольку мягкость [ц’] не была еще утрачена, а за «ь» ещё, в свою очередь, не закрепилась окончательно функция диакритики обозначения мягкости предшествующего согласного.

открыть раздел исторической фонетики учебника В. В. Иванова, где об этом всё подробно написано,

праславяньское *оl, *el перешло в «оло», «еле» у восточных славян и в «ла», «ле» у южных, но почему пЛЕн=пОЛОн, мЛЕко=МОЛОКО и шЛЕм=шЕЛОм?

Это действие так называемого «закона 1-ой лабиализации», когда на восточнославянской почве плавный боковой сонорный согласный *l, особенно перед твердыми согласными, приобретал веляризированность (твердость) и лабиальность (определенную степень участия губ в артикуляции, «огубленность»), *l > *ł̊.

А лабиовелярность этого восточнославянского *ł̊ ассимилирующе воздействовала на примыкающие гласные переднего ряда *е и *ь, сдвигая их ряд в непередний: *ьł̊ > *ъl, потому, например, вост.-слав. в[ъл]къ из *vьlkъ *oł̊, потому вост.-слав. *mĕł̊kŏ > *mŏł̊kŏ > *moləko > *moloko > молоко, при ст.-слав. млѣко *ž’ > [ж’], *k > *č’ > [ч’], *ch > *š’ > [ш’]), потому положение *ĕ с мягким шипящим в одном слоге по закону слогового сингармонизма не позволяло перехода *ĕ > *ŏ, а этот тип полногласия таким образом приобретал вид [ело], как в др.-русск. *chĕlmŏs > *š’ĕlmŏs *š’ĕł̊mъ > *š’еł̊әmъ > ш[єло]мъ при ст.-слав. шлѣмъ из того же *chĕlmŏs

почему в некоторых глаголах третьего лица после конечной согласной пишется не ер(ъ), а ерь(ь)
Например:
Онъ сидить
она кычеть
Онъ помнѧшеть и т.п
Может есть какое то правило постановки редуцированных?

Никакого «правила расстановки» здесь никогда не было, а дело тут в том, что старославянский язык (его разговорный древнемакедонский прототип-диалект) еще в дописьменное время заменил исконное «мягкое» окончание глаголов в 3-ем лице *-tĭ > *-tь на «твердое» [-тъ] с неэтимологической меной конечного редуцированного *-ь > *-ъ.

Тогда как большинство славянских говоров — восточнославянские в первую очередь — продолжительное время сохраняли исконное «мягкое» окончание *-tĭ > *-tь > [-т˙ь] в этих формах.

Исторически восточнославянская форма таких окончаний представляет собой древний праславянский реликт, восходя к формам *-tĭ > *-tь > [-ть] в единственном числе и *-(ŏ/ī)ntĭ > *-(ǫ/ę)tь > [-(ǫ/ę)ть] > [-(ѹ/ѧ)ть] во множественном.

Однако со временем, частью благодаря влиянию книжного (старославянского) узуса, а в основном в ходе развития позднейших диалектных явлений «отвердения» окончаний, распространявшихся позже ХIII в. с севера Руси, на письме стало преобладать написание в 3-ем лице глаголов «-тъ» вместо «-ть».

Общепринятого объяснения этому диалектному явлению в филологической науке на данный момент не существует.
Среди рабочих гипотез наиболее правдоподобной является та, которая гласит, что «отвердение» окончаний глаголов в 3-ем лице произошло аналогическим путем благодаря влиянию указательного местоимения твердого варианта «тъ» — ‘тот’ в глагольных словосочетаниях с ним, типа «т[ъ] идєт[ь]» (‘тот идёт’) > «т[ъ] идєт[ъ]».

Читайте также:  Генеалогическое древо семьи на немецком языке

Представляется вероятным, что при таком раскладе отвердение окончаний в первую очередь началось именно с форм единственного числа, что имеет подтверждение в ряде архаических олонецких говоров, где окончания глаголов 1-го спряжения твердыми являются только в формах 3-го л. единственного числа, а во множественном те же глаголы остаются с «мягкими» окончаниями.

Например, при «он ведёт» во множ. ч. — «они ведуть», при «он несёт» — «они несуть» и т. п.

Нечто подобное, по-видимому, прошли и древнеболгаро-македонские говоры, легшие в основу старославянского языка, но на несколько сот лет раньше восточнославянских, еще задолго до падения редуцированных.

Источник

1, 2, 3 палатализации заднеязычных согласных в старославянском языке

Когда I переходное смягчение задненёбных уже закончилось, охватив все возможные позиции, под влиянием тенденции к построению слога по принципу возрастающей звучности в праславянском языке образовались новые гласные переднего ряда [Я] и [и] из дифтонгов *oi, *ai по монофтонгизации дифтонгов.

Первая палатализация — праславянское изменение заднеязычных k, g, x в позиции перед гласными переднего ряда.

Ход процесса:

K: сначала К под воздействием гласного переднео ряда становился Ооооочень мягким t с призвуком ш’, потом это вытелкло в полноценную аффрикату t’ш’.

G: G из-за гласного стал очень мягким и с призвуком ж’, потом получилась аффриката d’ж’, утратившая позднее смычку и ставшая Ж’.

Чередования в пределах одной морфемы, вызванные первой палатализацией, по сей день сохраняются славянскими языками. Примеры: старославянский язык: ВЛЪКЪ — ВЛЪЧЕ, БОГЪ — БОЖЕ, ДОУХЪ — ДОУШЕ; РЕКОн — РЕЧЕШИ, МОГОн — МОЖЕШИ; плачеши — плакати; чрьнъ; чрьвь. Какое-то время мягкие шипящие ч’,ж’,ш’ находились в отношениях дополнительного распределения с заднеязычными k, g, x, то есть перед гласными переднего ряда могли находиться только шипящие, а перед гласными заднего ряда — только смычные. Ситуация изменилась после того, как праславянское E перешло в A после мягких согласных. Например, ст.-сл. КРИЧАТИ (*krIkEtI), БЕЖАТИ (*begEtI), СЛЫШАТИ (*slUxEtI); ЧАСЪ (*kEsos), ЖАРЬ (*gEros). Теперь и k, g, x и ч’, ж’, ш’ могли находиться в одной позиции, и шипящие получили статус самостоятельных фонем.

Некоторое затруднение для славистики представляет объяснение причины, по которой во всех славянских языках результат палатализации g — ж’, а не dж’.

Существует две версии:

-Вторая палатализация — общеславянское фонетическое изменение, спровоцированное монофтонгизацией дифтонгов. Заключается в переходе заднеязычных k, g, x соответственно в с’, d’z’, s’ в южно- и восточночнославянских языках и в с’, d’z’, ш’ в западнославянских.

Когда I переходное смягчение задненёбных уже закончилось, охватив все возможные позиции, под влиянием тенденции к построению слога по принципу возрастающей звучности в праславянском языке образовались новые гласные переднего ряда [Я] и [и] из дифтонгов *oi, *ai по монофтонгизации дифтонгов. Таким образом, случаи, когда k, g, x находились перед передненебными (ятем и i (обычно называемыми «вторичными», чтобы отличить их от «первичных» ятя и i)). Новые сочетания опять были устранены. Вторая палатализация, как выяснено исследованиями Б. М. Ляпунова, С. М. Глускиной и А. А. Зализняка, не наблюдается в древненовгородском диалекте. В русском и словацком языках результаты второй палатализации были устранены на стыке морфем из-за выравнивания парадигмы словоизменения по аналогии (иногда не исключается древненовгородское влияние на остальные говоры великорусской территории).

Вторая палатализация датируется VI—VII веками нашей эры.

В западнославянских языках такого изменения задненёбных перед [v] не происходило.

Результаты II переходного смягчения задненёбных в старославянском языке обычны в конце основ, оканчивавшихся задненёбными согласными, так как многие окончания имён, а также глаголов содержали некогда дифтонг *оі, изменившийся в [Я] и [и]:

-Третья палатализация (прогрессивная аккомодация; прошла непоследовательно и не во всех славянских диалектах) — переход [k], [g], [x] в [t’s’], [d’z’], [s’] после гласных переднего ряда (ПРОРОКЪ — ПРОРИЦАТЕЛЬ, ЛЬГЪКЪ — ПОЛЬдзА).

Результаты III переходного смягчения задненёбных, как и результаты II смягчения, отражаются в славянских языках, в частности в старославянском и русском, в виде чередований свистящих согласных с задненёбными, из которых они произошли.

Переходному смягчению в положении перед гласными переднего ряда подвергались также праславянские сочетания задненёбных и зубных согласных; эти сочетания в зависимости от происхождения последующего гласного переднего ряда изменялись в шипящие или свистящие.

Перед старыми гласными переднего ряда сочетания зубных с задненёбными в старославянском языке изменялись: *sk >· [ш’т’], *zg > [ж’д’]. Изменения эти непосредственно связаны с I переходным смягчением задненёбных согласных: перед гласным переднего ряда конечный задненёбный согласный в указанных сочетаниях изменялся в мягкий шипящий, которому уподоблялся по месту образования предшествующий зубной свистящий согласный: *sk > >*sч’ (т. е. *st’ш’) > *ш’t’s’; *zg >*zd’ж’ >*z’d’z’. Впоследствии в тех южнославянских диалектах, которые отразились в древнейших славянских переводах, конечный шипящий элемент сочетаний был утрачен, поэтому в старославянском языке и находим на их месте мягкие сложные согласные: *s’ts > [ш’т’]; *z’dz’ > [ж’д’]: *voskiti >*vos’i’s’M >старослав.

24.11.2016, 45845 просмотров.

Источник

Смягчение согласных [г], [к], [х]

В предыдущей статье было рассказано о слоговом сингармонизме в праславянском и древнерусском языке; теперь поговорим об одном из наиболее ярких примеров действия этого закона.

Согласные звуки [г], [к], [х] в лингвистике относят к заднеязычным и задненёбным согласным, поскольку при их произнесении смыкаются или сближаются в ротовой полости задние части языка и нёба. Как правило, в древнерусском языке [г], [к], [х] не сочетались с гласными переднего ряда (в артикуляции которых участвует передняя часть языка) и не могли быть мягкими.

Читайте также:  Значение слов в русском языке толковый словарь

Исключений было немного. Во-первых, в некоторых формах слов в результате действия аналогии, например: кѣмъ (кем) по аналогии с къто (кто). Во-вторых, в заимствованных словах: ангелъ, китъ, хитонъ и др.

В большинстве исконно славянских слов заднеязычные сочетались с гласными непереднего ряда: нога, духъ, реку. Кроме того, столица Древней Руси именовалась словом Кыевъ, хитрый звучало как хытрыи, а гибель – как гыбѣль. Если же за заднеязычным следовал гласный переднего ряда, заднеязычный претерпевал большие изменения. Он не просто смягчался в результате действия закона слогового сингармонизма, но менял свою артикуляцию настолько, что превращался в другой звук – шипящий или свистящий.

Такое смягчение заднеязычных произошло еще в праславянском языке. В истории праславянского это случилось два или три раза, соответственно, лингвисты говорят о двух или трех палатализациях (смягчениях) заднеязычных согласных. Разное количество – всего лишь результат разной классификации: то, что некоторые языковеды относят к разным палатализациям, другие считают разновидностями одной. Мне привычнее говорить о трех… Итак, давайте их рассмотрим.

Первая палатализация

Примеры из древнерусского языка:

другъ – дружина, богъ – боже;

рука – поручити, крикъ – кричати (из праславянского *krikēti);

грѣхъ – грѣшьникъ, сухъ – сушити.

Долгий звук *ē, вызывавший палатализацию стоящих перед ним заднеязычных, впоследствии переходил в гласный *а (см. выше праславянскую форму слова кричать).

В результате первой палатализации приобрели привычный для нас облик слова: жена (из *gena ‘рождающая’, ср. искусственные, но образованные от этимологически родственного корня термины генетика, генезис и др.), черта (праславянское *rta), жар (праславянское *gerъ, ср. гарь, гореть) и многие другие.

Палатализация происходила и в некоторых сочетаниях заднеязычных с другими согласными. Так, перед гласными переднего ряда смягчались сочетания *sk и *zg, образуя сложные шипящие звуки (подробнее см. здесь).

Вторая палатализация

Мы не знаем точного времени описываемых смягчений. Наука пока смогла установить только относительное время: какая палатализация случилась раньше, какая – позже.

Звуки [i] (и), [ě] (ѣ), существовавшие во времена первой палатализации, происходили от индоевропейских гласных [ī] и [ē]. Но прошло время, и [i] (и), [ě] (ѣ) появились в праславянском еще раз, теперь уже из дифтонгов [oi] и [ai]. Напомню, что дифтонг – это сочетание двух гласных в одном слоге. В нашем случае второй гласный – [i] – был неслоговым, а первый мог быть долгим или кратким.

Примеры из древнерусского языка:

нога – нозѣ (ноге), другъ – друзи, совр. друзья;

рука – руцѣ, влъкъ – влъци (волк – волки);

муха – мусѣ, послухъ – послуси.

Примеры второй палатализации в начале корня: цена (древнерусское цѣна, праславянское *koina), цвет (древнерусское цвѣтъ, праславянское *kvoi), звезда (древнерусское звѣзда, праславянское *gvoizda). В двух последних словах – цвет и звезда – наблюдается интересная особенность: если между заднеязычным и гласным переднего ряда стоял звук [в], палатализация все равно происходила (правда, не во всех славянских диалектах, кое-где осталось квѣтъ и гвѣзда).

Из всех восточнославянских диалектов второй палатализации не было только в новгородско-псковском, о чем убедительно свидетельствуют данные современных говоров и берестяных грамот.

Чередования согласных г//з, к//ц, х//с до сих пор имеют место при склонении существительных в разных славянских языках (например, совр. украинское дорога – на дорозi, муха – на муci), но в современном русском языке они отсутствуют: дорога – на дороге, муха – на мухе.

Третья палатализация

Третье смягчение произошло, например, в словах девица (древнерусское дѣвица, праславянское *vika), отец (древнерусское отьць, праславянское *otьkъ), князь (заимствованное слово, от германского kuningos; праславянское *nęgъ) и др.

Также третье смягчение не наблюдается в именах прилагательных: тѧжькъ, тѧжька и т. д.

Есть мнение, что третья палатализация прошла в языке раньше, чем вторая.

Праславянские смягчения заднеязычных оставили след в русском языке в виде многочисленных чередований заднеязычных с шипящими и свистящими согласными: друг – дружный – друзья, лик – лицо – личина и др.

Источник

палатализация

Волгоградский государственный социально-педагогический университет

Кафедра общего и славяно-русского языкознания.

«Три палатализации в славянских языках».

Проверил: Супрун В.П.

первая палатализация — переход [k], [g], [x]

соответственно в шипящие [č’], [ž’], [š’] перед гласными переднего ряда (кадити — чадъ, гърдло — жьрдло, ходити — шьдъ; в современном русском языке отражается в виде позиционных чередований при словообразовании: рука — ручка, ручной, вручать; друг — дружок, дружно, дружить; порох — порошок, запорошить);

вторая палатализация — переход тех же согласных в

свистящие [c], [z], [s] перед гласными переднего ряда нового происхождения (из прежних дифтонгов: цѣна — ср. лит. kainà; в виде живых чередований в русском языке уже не существует, но, например, в украинском, белорусском и церковнославянском сохраняется, ср. в фразеологизмах: облакъ — темна вода во облацѣхъ, Богъ — почити въ Бозѣ, воздухъ — на воздусѣхъ);

Читайте также:  Богат и могуч русский язык высказывание чье

третья палатализация (прогрессивная; прошла

непоследовательно и не во всех славянских диалектах) — переход [k], [g], [x] в [c], [z], [s] после гласных переднего ряда (пророкъ — прорицатель, льгъкъ —польsа

Первая палатализация заднеязычных согласных

Первая палатализация заднеязычных согласных осуществилась в ранний праславянскнй период, когда положение исконно твер­дых согласных перед гласными переднего ряда становилось невоз­можным. В этих фонетических условиях их артикуляция смеща­лась в палатальную зону с последующим изменением твердых со­гласных *g, *k, *ch в согласные нового качества.

Таким образом, если исконно твердые заднеязычные согласные *g, *k, *ch оказывались перед гласными переднего ряда , , , , , они изменялись в мягкие шипящие фонемы ж’, ч’, ш’.

Мягкие согласные ж’, ч’, ш’ в корнях имен существительных (,), в суффиксах: инфинитивов (), имен существительных (,,), сравнительной степени имен прилагательных (,) — образовались на месте заднеязычных твердых согласных перед гласным переднего ряда, который не мог употребляться после мягких согласных и перешел в звук [а]:

По первой палатализации в мягкие шипящие фонемы изменя­лись группы согласных звуков, в состав которых входили задне­язычные согласные *g, *k:

*gt, *kt, *sk

*zg

Постепенно чередования звуков г//ж, к//ч, х//ш из позицион­ных превратились в исторические чередования согласных звуков. Этот переход осуществлялся в несколько этапов^

1) чередования г//ж, к//ч, х//ш не обусловленные наличием гласного переднего ряда после мягких согласных, потому что этот гласный переднего ряда перешел в еще в праславянскую эпоху: , ;

2) после падения редуцированных гласных мягкие шипящие оказались перед согласными звуками: ;

3)в истории славянских языков чередование заднеязычных и шипящих согласных развивается в словах, заимствованных тем иди иным славянским языком в более позднее время. Например, в сов­ременном русском языке: флягафляжка, коллегияколлежский, наждакнаждачный, стоик — стоический и т. д.

Вторая палатализация заднеязычных согласных

Вторая палатализация заднеязычных согласных проявилась в по­здний праславянский период, когда вследствие действия закона открытого слога в праславянском языке возникли гласные , нового качества — дифтонгического (

Явление второй палатализации наблюдается, как правило, на стыке морфем — основы и флексии — в следующих формах:

2) местного падежа единственного и множественного числа существительных и кратких прилагательных мужского и среднего ро­да:

3) именительного падежа множественного числа существитель­ных и кратких прилагательных мужского рода:

4) глаголов повелительного наклонения:

В южнославянских и восточнославянских диалектах заднеязыч­ные согласные *g, *k, *ch перед гласными дифтонгического происхождения изменились в мягкие свистящие звуки в со­ставе групп согласных *gv, *kv, *chv:

В западнославянских диалектах заднеязычные *g, *k, *ch в со­ставе групп *gv; *kv, *chv перед гласными [i], дифтонгического образования сохранились; польск. gwiazda, kwiat; чеш. .

В результате действия закона второй палатализации в старосла­вянском языке развились чередования твердых заднеязычных со­гласных и мягких свистящих звуков: .

Объяснение подобных чередований следует начинать с вы­деления морфем, в которых наблюдается чередование.

Третья палатализация заднеязычных согласных

Впервые явление третьей палатализации описал русский ученый И. А. Бодуэн де Куртенэ. Он установил зависимость заднеязычных согласных от предшествующих гласных переднего ряда, которым заднеязычные согласные ассимилировали и под влиянием которых изменяли снос качество.

Третья палатализация заднеязычных согласных осуществилась в поздний праславянский период и по своим результатам совпала с результатами второй палатализации, т.е. по третьей палатализа­ции твердые заднеязычные *g *k, *ch изменились в мягкие свистя­щие *dz’ , *с’ (ц’), *s’ (с’). Поэтому некоторые ученые предлагают третью палатализацию рассматривать как разновидность второй. Однако третья палатализация отличается от второй усло­виями и нерегулярным характером своего проявления, поэтому изучать и освещать ее следует отдельно от второй палатализации.

По третьей палатализации твердые заднеязычные согласные *g, *k, *ch изменялись в мягкие свистящие *dz’ , *c’ (ц’), *s’ (с’):

1) после гласных переднего ряда и после словообразующего плавного согласного ;

2) перед гласными, кроме .

Третья палатализация имела свои ограничения и исключения:

1) мягкий свистящий согласный появился на месте твердого заднеязычного при отсутствии условий для перехода. Например, в словах после гласных переднего ряда , звуки *g, *k не должны были перейти в мягкие свистящие, так как за ни­ми следовал редуцированный непереднего ряда — . По-видимому, переход осуществился по аналогии с другими падежными формами, в которых согласные *g, *k стояли не перед ;

3) самым регулярным изменением является переход заднеязыч­ных в мягкие свистящие после гласных переднего ряда и перед гласным неперелнего ряда : ;

4) в памятниках старославянской письменности не зафиксиро­ваны случаи изменения заднеязычных согласных в мягкие свистя­щие после гласных переднего ряда ;

5) нерегулярным было изменение заднеязычных согласных в свистящие после слогообразующего плавного согласного ср.: ;

6) изменение твердого заднеязычного согласного *ch в мягкий свистящий c’ зафиксировано в единичном примере;

7) закономерность изменения заднеязычных в свистящие по третьей палатализации распространилась и на иноязычные слова, которые были заимствованы во время действия закона третьей па­латализации; ср.: др.-верх.-нем. kuning, pfenning, ст.-сл. ; гот. , ст.-сл. . Последний пример приме­чателен тем, что заднеязычный *k изменился в мягкий свистящий ц’ в начале слова перед слогообразующим плавным согласным , а не после него, как, например, в слове ;

8) если за твердым заднеязычным согласным следовали гласные или мягкий согласный j, согласные *g, *k, *ch изменялись не в мягкие свистящие, а в мягкие шипящие звуки по первой палата­лизации; ср.: (краткая форма прилагательного, где ж 0

Источник

Мастерица