1 объясните разницу между языком диалектом и жаргоном

Когда мы говорим «русский язык», «французский язык» или «китайский язык» мы представляем себе каждый из этих языков как некоторую более или менее однородную субстанцию. Между тем, любой язык реально существует лишь как совокупность вариантов, зачастую достаточно сильно отличающихся друг от друга. Такими вариантами являются различные диалекты, разнообразные арго и жаргоны, просторечье, литературный язык.

Основным вариантом, основной формой существования языка является литературный язык. Когда мы говорим «русский язык» или «китайский язык» без каких-либо дальнейших уточнений, мы имеем ввиду именно литературный вариант языка.

Литературный язык и язык литературы – далеко не одно и то же. Известны случаи, когда художественные произведения создавались не на литературном языке, а на арго или диалектах. Так, например, на донском диалекте писал многие свои рассказы Владимир Даль, публиковавшийся под псевдонимом Казак Луганский. На северно-русских диалектах написаны некоторые произведения известного поэта серебряного века Николая Клюева. Активно использовал просторечье и арго в своей поэме «Москва-Петушки» Венедикт Ерофеев.

Основной признак литературного языка – его нормированность. Не случайно же англоязычные народы вместо термина «литературный язык» употребляют термин « standard language » – т.е. «стандартный язык».

Другим признаком литературного языка является богатство его выразительных средств, в первую очередь – лексики. На арго, диалектах, просторечье мы можем общаться почти исключительно на бытовые темы. Культурная, политическая, научная терминология в этих вариантах языка полностью или почти полностью отсутствует. На литературном же языке мы можем говорить и писать практически на любую тему. В отличие от других вариантов языка, литературный язык способен обслуживать не только бытовую сферу, но и сферу высшей интеллектуальной деятельности. Говоря иными словами, литературный язык полифункционален.

Диалектом называется территориальный вариант языка. Диалект может отличаться от литературного языка на всех уровнях языковой системы: фонетическом, морфологическом, лексическом и синтаксическом. Так, например, для некоторых северных диалектов русского языка характерно окающее произношение, замена звука «Ч» на «Ц» («цай» вместо «чай», «цёрный» вместо «чёрный и т.д.). Другой особенностью некоторых северных диалектов является совпадение окончаний творительного и дательного падежей множественного числа существительных. Например: «работать рукам» вместо общерусского «работать руками» [10]. Но, конечно, больше всего отличий в области лексики. Так, в северно-русских диалектах, вместо общерусского «хороший» говорят «баской», вместо «сосед» – «шабёр»; в сибирских деревнях крыжовник называется словом «аргус», изба – словом «буда», а вместо общерусского «ветка» говорят «гилка» [11]. Диалекты очень часто сохраняют слова, утраченные литературным языком в процессе его исторического развития. Так, например, в некоторых говорах Сибири и сейчас можно встретить древнерусские слова «молонья» (молния) и «устна» (губы) [12].

Диалектные различия в русском языке в целом очень невелики. Сибиряк без труда понимает рязанца, а житель Ставрополья – севернорусса. А вот в таких странах как Германия или Китай отличия между отдельными диалектами могут быть даже большими, чем разница между русским и польским языками! Поскольку в таких странах общение между людьми, говорящими на разных диалектах, сильно затруднено или даже вовсе невозможно, в них резко возрастает роль общенационального литературного языка. Литературный язык служит здесь фактором, объединяющим все население страны в один народ. С другой стороны, есть языки, в которых диалектное членение вообще отсутствует. Примером такого языка могут служить африкаанс или исландский.

Иногда бывает, что отдельные диалекты какого-либо языка развиваются вне основной территории распространения его распространения. Такие диалекты называются островными. Примером островных диалектов могут служить диалекты немцев, проживающих в Сибири [13].

Известны случаи, когда диалект, в результате формирования своей собственной литературной нормы становился отдельным самостоятельным языком. Так, например, уже в двадцатом веке один из южнонемецких диалектов, на котором говорили в небольшом государстве – Герцогстве Люксембург в условиях роста люксембургского национального самосознания оформился как самостоятельный люксембургский язык. В настоящее время на Корсике на базе местного диалекта итальянского формируется особый корсиканский язык.

Жаргон (сленг, арго) – это социальный вариант языка. Жаргоном называется язык какой-либо более или менее замкнутой социальной группы. Бывает молодежный жаргон, студенческий жаргон, жаргон моряков, жаргон уголовного мира и т.д. В одних случаях, как, например, в уголовной среде, жаргон используется в качестве тайного языка, непонятного для непосвященных, в других – это лишь языковая игра, способ сделать свою речь более выразительной, необычной. Кроме того, жаргон может выполнять функцию своего рода «пароля»: употребление кем-либо жаргонных слов и выражений в той среде, где это принято, как бы сигнализирует: «я здесь свой». Жаргон отличается от общенационального языка исключительно лексикой. Какой-либо особой жаргонной фонетики или грамматики не существует. Жаргоны присутствуют во многих, но далеко не во всех языках мира. Их нет, например, в белорусском или алтайском языке.

Просторечье, в отличие от жаргона и диалекта является общенациональным вариантом языка. В этом оно сближается с литературным языком. Однако, в отличие от литературного языка, просторечье не обладает ни нормированностью, ни полифункциональностью. Основная сфера его применения – бытовая устная речь малообразованной части населения [14]. Для русского просторечия характерны, например, такие слова и словоформы, как «ложить», «польта» (форма множественного числа от «пальто»), «был устамши», неразличение глаголов «одеть» и «надеть», употребление существительного «кофе» в среднем роде, активное использование нецензурной лексики.

Какие варианты языка являются общенациональными? Какие – нет?

Совпадают ли понятия «литературный язык» и «язык литературы»?

Каковы отличия жаргона от диалекта? Что между ними общего? Что такое островной диалект?

Назовите известные вам диалектные слова.

Назовите известные вам жаргонные слова.

Приведите примеры литературных произведений, в которых широко используется жаргонная лексика.

Приведите примеры литературных произведений, в которых широко используется диалектная лексика.

Приведите примеры литературных произведений, в которых широко используется просторечная лексика.

Источник

Содержание
  1. Жаргон и диалект: как их не спутать
  2. По речи собеседника мы способны сразу догадаться, какое у него происхождение, образование, профессия. Но далеко не всегда. Русский язык часто не различается по социальным уровням. Заметное исключение — приблатненная интонация, говор «в растяжку»
  3. Разница между диалектом и сленгом
  4. Содержание:
  5. Что такое диалект
  6. Что такое сленг
  7. Разница между диалектом и сленгом
  8. Определение
  9. аспекты
  10. нестандартный
  11. Показания к применению
  12. Все за сегодня
  13. Политика
  14. Экономика
  15. Наука
  16. Война и ВПК
  17. Общество
  18. ИноБлоги
  19. Подкасты
  20. Мультимедиа
  21. Наука
  22. Aeon (Великобритания): почему языки и диалекты — это совершенно разные вещи
  23. Контекст
  24. ABC: испанский язык на пути завоевания мира
  25. Helsingin Sanomat: в России в моде финский язык
  26. Deutschlandfunk: в России нет правил, и это опасно
  27. Helsingin Sanomat: русский английского не боится
Читайте также:  Английский язык present simple правила и примеры

Жаргон и диалект: как их не спутать

По речи собеседника мы способны сразу догадаться, какое у него происхождение, образование, профессия. Но далеко не всегда. Русский язык часто не различается по социальным уровням. Заметное исключение — приблатненная интонация, говор «в растяжку»

В русский язык входят литературный язык, просторечие, территориальные и социальные диалекты. Социальные диалекты делятся на жаргоны и условно-профессиональные языки. Жаргоны бывают классово-прослоечные, профессиональные и молодежные, а также жаргоны групп людей по интересам и увлечениям, например рок-музыкантов. Профессиональные жаргоны есть у охотников, сапожников, рыболовов. Существует компьютерный сленг программистов.

Территориальные диалекты одновременно являются и социальными диалектами. Сейчас на них говорят только крестьяне и низшие слои городского населения (в России, Англии, Франции). В Германии и США более безразличное отношение к различиям в произношении, потому что диалект присущ всем слоям населения. Например, произношение южан из бывших рабовладельческих штатов резко отличается от диалекта Новой Англии.

Иначе, чем северяне и южане, говорят на дальнем и среднем Западе. Литературный американский язык сложился на основе диалекта густонаселенных средних штатов.

Основой литературного языка всегда становился говор крупного города, который являлся экономическим или политическим центром страны. В России это московский говор. В основе французского литературного языка лежит парижский диалект. В Англии — лондонский диалект.

Немецкий литературный язык пошел по другому пути. Удивительно, но он сложился в Чехии и Саксонии. Немецкое население в Чехии сейчас отсутствует (несколько миллионов немцев жило в Чехии до 1945 года). Города Чехии и Саксонии заселялись немцами еще в средневековье. Туда приезжали немцы из разных германских земель, говорящие на сильно отличающихся диалектах. Но их объединял один мощный стимул — экономика. Торговое население, таким образом, сформировало немецкий литературный язык.

На Руси еще в допетровское время появился деловой приказной язык. Это был язык дьяков — чиновников, работавших в приказах, аналогах министерств в то время. Приказной язык сложился на основе книжного церковнославянского языка, а также московского просторечия. Привилегированные классы (бояре, духовенство, чиновники) усвоили этот язык как разговорный.

Дворяне XVIII — XIX веков из французского языка переняли интонацию, построение фраз и множество слов. Литературный язык распространился уже при советской власти благодаря всеобщему школьному образованию.

Жаргонные слова постепенно входили в широкое употребление.

Жаргон — это засекреченный язык, часто в преступной сфере. Какой же это жаргон, если его все знают? Но у жизни свои законы. С начала 90-х годов все слои общества усвоили слова: штука (тысяча рублей), баксы (доллары), лимон (миллион рублей — из-за инфляции был в употреблении у обычных людей).

ОТ ТОРГОВЦЕВ ДО МЕНЕДЖЕРОВ

Жаргоны все больше смешиваются с литературным языком из-за нарастающей вульгаризации жизни. Говор низших социальных групп перенимают подростки и молодежь. Многие слова сленга — из языка современной «черни» или даже из уголовного мира, который давно говорит на «фене» или арго.

«Ботать по фене» — говорить на воровском языке. Офени — мелкие торговцы, которые использовали условно-профессиональный язык при обмане покупателей или в опасных ситуациях. Уголовная среда переняла от них «феню» ещё в XIX веке.

Многие слова переходят из арго в обычный разговорный язык. Древнейший слой в русском жаргоне — арго разбойников XVII века. Революция 1917 года смешала разные слои населения. В произведениях Михаила Булгакова отмечены появившиеся грубость и хамство: люди из низов пошли наверх.

Процесс вульгаризации усилился после очередной революции в обществе в начале 90-х годов. Жаргон теснит респектабельную речь, массовая культура «помогает» в этом деле.

При жаргонизации слова заимствуются из низкого стиля. Противоположное явление называется варваризмом: новые слова приходят в разговорный язык из высокого стиля (официального, научного). Например, выражение «аналогично» или фраза «закругляйте купаться, лимит времени исчерпан!».

В русском языке в конце ХХ века усилилось англоязычное влияние. Забавна смесь русских слов с английской грамматикой: «Улучшайзинг под контроллингом». Привычными с 90-х годов стали дилер, брокер, дизайнер и модная профессия «менеджер».

Изменения жизни с другой стороны — обнищание народа — вызвали широкое употребление слова «бомж». Название лица «без определенного места жительства» заменило слова «нищий» и «бродяга». За полдня мимо мусорных контейнеров, как замечено, проходят человек двадцать бомжей. Они роются в мусоре поодиночке или парами.

Частые встречи с «новыми нищими» породили производные слова: бомжара, бомжиха, бомжатник (место проживания бомжей в люке, подвале или квартире). Бич и бичиха со значением, близким «бомжу», произошли от английского слова «бич» (сука).

Дорогие вещи еще лет 20 назад получили жаргонные обозначения: ящик — телевизор; видик, видак — видеомагнитофон. Родителей называют предками, а иногда — черепами!

Из уголовной лексики многое перешло в молодежный жаргон. Смыться — убежать; мент — милиционер; стучать — доносить; ништяк — нечто хорошее, замечательное.

Часть воровского жаргона, перейдя в молодежный, значительно изменила свое значение. Лох — неудачник, человек, не достойный уважения (уголовное «лох» — жертва преступления, кого намечено обмануть, ограбить или убить). Новые слова в жаргоне связаны с криминализацией общества в 90-е годы: киллер, «крыша».

Арго считается частью языка наравне с просторечием. Есть и другое мнение: снижение требований к языку означает снижение требований к морали, деградация языка — деградация нации. Какой нации, многонациональной российской? Но миллионы людей говорят на русском и за пределами России, в бывших союзных республиках. Как назвать общность всех русскоязычных людей? Здесь еще одна языковая проблема.

Все когда-то были учениками, а кто-то еще ходит в школу. Поэтому жаргон школьников не умирает. Школьный жаргон делится на несколько групп.

В первую группу, общую для разных школ, входят названия учебных предметов (физра — физкультура, литра — литература), работники школы (училка — учительница, дирефан — директор). Близки к этим словам наименования учителей по предмету: физичка, химичка, биологичка, англичанка, трудовик, физрук.

Другая группа жаргона школьников локальна. Изобретаемые учениками жаргонизмы присущи какой-либо одной школе. Совпадения в разных школах все же случаются — все смотрят одни и те же фильмы и мультфильмы. Так появляются прозвища учителей: Колобок, Леопольд, Почтальон Печкин.

В Улан-Удэ тоже наблюдаются подобные языковые явления. В начале 90-х в одной улан-удэнской школе Колобком называли полного завуча. В школьном учебнике истории за 10-й класс была карикатура, изображающая борьбу партий за избирателя в США в начале ХХ века: мужчину в ковбойской шляпе пытаются поймать арканом осел-демократ и толстый поросенок-республиканец.

Один ученик надписал на осле «дирефан», имея в виду директора школы, которого осел напоминал формой лица и тела. А Колобком (завучем), конечно, стал его толстый соперник. Физичку прозвали Синявой. Почему? Было предположение, что она любит пользоваться косметикой. Учительницу литературы иногда называли Чапой. Виной тому внешнее сходство невысокой светловолосой учительницы с собачкой болонкой, которых часто зовут Чапа.

Читайте также:  К какому поколению относятся функциональные языки программирования

Все слова просторечия и жаргона в Улан-Удэ такие же, как и в других городах. В этом убеждают личное общение с иногородними, а также телевидение и радио.

За диалект, региональные особенности произношения, принимают речь других слоев населения, обычно самых низов. Блатную интонацию, речь «в растяжку» принимают за говор, допустим, Самары. Так утверждала одна женщина, жившая недолгое время в этом поволжском городе. Автор статьи общался также и со студентами из Самары.

У них было литературное произношение. Или другой пример. Девушка из украинского Мариуполя утверждала, что чистое московское произношение — это и есть говор «в растяжку». В знаменитом фильме про Москву 50-х «Покровские ворота», растягивая слова, говорит девушка-спортсменка. Но людей с таким приблатненным произношением можно встретить во многих городах.

Приблатненная интонация напоминает кавказский акцент. В старину так не говорили ни крестьяне, ни городские мещане. Народная русская речь, как известно, плавная и мягкая. Откуда же взялся «блатняк»? Торговцы с юга (с Кавказа), похоже, давным-давно внедрились в русский народ. Часть вошла в купеческое сословие.

Иван Бунин в своем рассказе «Пароход Саратов» писал: у главного героя был восточный склад лица, характерный для старинного купеческого сословия в Москве. Другая часть «гостей с юга» породила городскую «чернь» (деклассированый элемент). Они и сохранили интонацию кавказских предков.

Блатной акцент широко распространен и в Улан-Удэ. Есть люди, прибегающие к нему, возможно, сознательно — для поднятия авторитета своим словам, что неудивительно. Как заметили в начале 90-х, мы вышли из общества, где «урка был авторитетнее секретаря райкома».

А на десерт — подборка жаргонизмов из Улан-Удэ, собранная в 1992 году. «Ассо!» — агрессивное обращение типа «Эй!». «Пепс» — модно одетый молодой человек. «Бикса» (пренебр.) — девушка. «Стремно» — плохо, тоже жаргонное по происхождению слово.

Оригинальны жаргонные синонимы: «обезьяна» — зеркало, «гаврила» — галстук. «Лавэ» — деньги (заудинское, цыганское). Воровское слово «лавэ» на самом деле происходит от ЛВ — первых букв английского словосочетания «либеральные ценности» (Liberal Values).

Источник

Разница между диалектом и сленгом

Диалект и сленг являются двумя важными терминами в языке. Диалект относится к различным языкам, на которых говорят в определенной географической области или на которых говорит определенная группа люд

Содержание:

Эта статья объясняет,

3. Разница между диалектом и сленгом

Что такое диалект

Диалекты можно разделить на две категории, известные как стандартные и нестандартные диалекты. стандартный диалект это тот, который одобрен и поддерживается учреждениями, и нестандартные диалекты это те, которые не поддерживаются учреждениями. Например, в испанском языке есть много диалектов, таких как баскский, галисийский и каталанский, но это кастильский, который считается стандартной версией.

Произношение человека, использование словарного запаса и грамматика указывают на диалект, на котором он говорит, и этот диалект, в свою очередь, может отражать такие детали, как географическое положение, социальное происхождение и образование этого человека.

Не существует стандартного определения или метода для определения различий между языком и диалектом. Наиболее распространенным методом выявления различий между ними является взаимопонимание. Если два носителя разных языковых разновидностей могут понимать друг друга, то эти две разновидности известны как диалекты. Если нет, они классифицируются как разные языки.

Албанские диалекты

Что такое сленг

Сленг также отмечает членство в группах, так как это коррелят человеческих групп с общим опытом. Например, дети в определенной школе или в определенном возрасте могут создавать и говорить на собственном сленге. Некоторые другие примеры таких определенных социально определенных групп включают в себя таксистов, джазовых музыкантов или профессиональных преступников, полицейских и т. Д. Таким образом, использование сленга отражает принадлежность человека к определенной социальной группе, а также отношение.

Ниже приведены некоторые примеры сленговых слов:

Австралийский сленг

Разница между диалектом и сленгом

Определение

говор это разновидность языка, на котором говорят в определенном географическом районе или в определенной группе людей.

Сленг это неформальная нестандартная разновидность речи, которая состоит из недавно придуманных и быстро меняющихся слов и фраз.

аспекты

говор отличается своим словарем, грамматикой и произношением.

Сленг отличается своим словарным запасом.

нестандартный

говор может быть стандартным или нестандартным.

Сленг является нестандартным и неформальным.

Показания к применению

говор обычно указывает, что говорящий принадлежит определенному географическому местоположению.

Сленг может отражать членство человека в определенной социальной группе.

Источник

Все за сегодня

Политика

Экономика

Наука

Война и ВПК

Общество

ИноБлоги

Подкасты

Мультимедиа

Наука

Aeon (Великобритания): почему языки и диалекты — это совершенно разные вещи

Нередко на простые вопросы приходится давать сложные ответы. Например: в чем разница между языком и диалектом? Если вы решите спросить об этом лингвиста, то усаживайтесь поудобнее. Хотя на первый взгляд в этом вопросе нет ничего сложного, ответить на него можно по-разному.

Разграничение между языком и диалектом может зависеть от той или иной точки зрения. С политической точки зрения, язык — это то, на чем обычно говорит народ как нация. К примеру, с 1850 по 1992 год существовал так называемый сербохорватский язык, который включал в себя несколько диалектов, в том числе сербский, хорватский и боснийский. Но после того, как в середине 1990-х годов Югославия распалась на несколько независимых государств, эти диалекты были признаны отдельными языками. Такое политическое определение отчасти работает, хотя и несет с собой больше проблем, нежели решений: бывают языки, на которых говорят в разных странах, яркий тому пример — испанский в Латинской Америке. Никто не станет утверждать, что мексиканский испанский и колумбийский испанский — это разные языки. Возможно, испанский, на котором говорят в некоторых частях Испании, настолько отличается от своих латиноамериканских разновидностей, что заслуживает называться отдельным языком, но это не до конца ясно.

А что, если провести границу между языком и диалектом, руководствуясь критерием взаимопонимания? К сожалению, и этот подход не идеален. Датчанин будет несколько лучше понимать шведский, чем швед — датский. Точно так же человек, говорящий на специфическом крестьянском говоре британского английского, поймет американца из Лос-Анджелеса гораздо лучше, чем американец его. Взаимопонимание часто зависит от внешних факторов — они представляют собой довольно неконтролируемую переменную — а не от присущих самому языку свойств.

Читайте также:  Инсулинорезистентность что это такое простым языком

Так что, возможно, нам стоит взять на вооружение чисто лингвистический подход. Представьте, что мы можем систематически измерить разницу (D) между двумя речевыми вариантами. Тогда конкретное значение D позволило бы нам определить границу между двумя диалектами и двумя языками. Найти такую величину, должно быть, не очень сложно, поскольку два языка можно сравнивать по множеству критериев, таких как звуковой инвентарь, грамматические характеристики или лексика.

Контекст

ABC: испанский язык на пути завоевания мира

Helsingin Sanomat: в России в моде финский язык

Deutschlandfunk: в России нет правил, и это опасно

Helsingin Sanomat: русский английского не боится

Но что, если различия между речевыми вариациями являются градуальными и вероятность нахождения заданного значения D столь же высока, сколь и вероятность нахождение какой-то другой величины? Тогда нам пришлось бы выбрать в качестве отправной точки произвольное значение D, а произвольное значение отбросило бы нас назад к соображениям политического или практического характера, которые мы не собирались брать в рассмотрение. Хотим мы, чтобы наша линия разрыва проходила на уровне, где сербский и хорватский — это разные языки или один? Каталогизируя языки мира, сколько тысяч языков мы хотим предать забвению: пять? Или семь? А может быть, десять тысяч?

За последние годы удалось преодолеть два основных препятствия на пути различения языка и диалекта. Первое состоит в том, как измерить различия между речевыми вариантами — то есть найти значение для D. В 2008 году группа лингвистов создала Автоматизированную программу оценки сходства (Automated Similarity Judgment Program, ASJP), ежедневным куратором и основателем которой является ваш покорный слуга. ASJP кропотливо подготовила систематический сравнительный набор данных по языкам, который в настоящее время содержит 7655 списков слов. Они имеют отношение к двум третям мировых языков, если предположить, что для наших целей языки определяются по стандартному коду ISO 639-3. Поскольку каждый список слов содержит фиксированный набор из 40 понятий, которые истолковываются единообразно, их легко сравнивать и таким образом получить меру различия. Чаще всего в качестве меры различия между двумя словами используется вариант «расстояния Левенштейна» — этот термин был назван в честь Владимира Левенштейна, советского ученого, который в 1965 году разработал алгоритм для сравнения двух строк символов. Он определил «расстояние» как минимальное количество замен, вставок и удалений, необходимых для превращения одной строки в другую. Расстояние Левенштейна можно с пользой разделить на длину самой длинной из двух строк и таким образом поместить все расстояния в шкалу от 0 до 1. Данное явление известно как нормализованное расстояние Левенштейна, или LDN.

Второе препятствие заключается в том, что, возможно, «язык» и «диалект» являются понятиями, которые могут быть определены только в произвольном порядке. Здесь у нас есть для вас вполне обнадеживающие новости. Если мы посмотрим на все языковые семьи в базе данных ASJP, куда участники проекта включили существенную долю близких разновидностей, мы можем приступить к поиску различных типов поведения языков и диалектов. Перед нами возникает интригующая картина: расстояния как правило колеблются либо вокруг относительно небольшой величины, либо вокруг относительно большой, и между ними образуется впадина. Как выясняется, чаще всего эта впадина лежит в узком диапазоне, в среднем равном примерно 0,48 LDN. Мы не погрешим против точности, если скажем, что речевые варианты стремятся не быть частично похожими друг на друга в своей базовой лексике. Либо наблюдается тенденция к большей схожести, и в этом случае речевые варианты можно определить как разные диалекты, либо к меньшей схожести — и в этом случае их можно отнести к разным языкам. Здесь как раз и пролегает граница между языком и диалектом.

Вероятно, это явление стало результатом социальных обстоятельств. Диалекты расходятся по мере того, как люди расселяются на новых территориях и формируют новые идентичности, но, если между ними все еще есть некоторый контакт, может иметь место конвергенция, так что речевые варианты остаются похожими более чем на 50 процентов (и, следовательно, речь идет об одном языке). Однако небольшой толчок в направлении дивергенции может привести к тому, что языковые варианты разойдутся относительно быстро, увеличив расстояние Левенштейна, и в этом случае мы можем квалифицировать их как отдельные языки. Возможно, существует связь между границей для расстояний между словами в стандартном списке, используемом ASJP, и соответствующими расстояниями в других частях языковой структуры, которые могут приводить к серьезной потере взаимопонимания. Другими словами, порог взаимопонимания может коррелировать с порогом между языками и диалектами. Мы еще не изучили этот вопрос, но как объект для исследования он крайне интересен.

Придя к объективному, а не произвольному критерию для отделения языков от диалектов, мы можем применить его к языкам мира. Некоторые пары речевых разновидностей, которые считаются национальными языками, такие как боснийский и хорватский, находятся значительно ниже порога LDN, равного 0,48 (значит, это один и тот же язык, независимо от существования Югославии). Совсем недалеко от этого порога оказываются такие языки, как хинди и урду (едва ли их можно назвать двумя разными языками). А разновидности арабского и китайского языков, которые часто рассматриваются как единые языки, взлетают выше LDN = 0,48 (эти разновидности являются отдельными языками). На самом деле, есть несколько пар разновидностей, которые обычно считаются разными языками, но колеблются на границе: например, датский и шведский языки, у которых LDN составляет 0,4921.

Наконец, метод, полученный из наборов данных, называемый ASJP-хронологией, может быть применен с целью установить количество времени, необходимого для того, чтобы диалекты дистанцировались друг от друга настолько далеко, чтобы считаться отдельными языками. Найденный нами результат — 1059 лет, если не учитывать некоторую погрешность. Эти выводы подтверждаются тем, сколько времени обычно требуется, чтобы родовой язык языковой семьи распался на дочерние, которые впоследствии становятся предками подсемейств. Для этого нам необходимы другие методы анализа, но результаты схожи: для превращения диалектов в языки требуется около тысячелетия. Мы знаем это, потому что теперь можем отличить одно от другого.

Сёрен Вихманн — датский лингвист, сотрудничающий с Лейденским университетом (Нидерланды), Казанским федеральным университетом (Россия) и Пекинским лингвистическим университетом (Китай). Его последняя книга — «Временная стабильность лингвистических типологических особенностей» (Temporal Stability of Linguistic Typological Features, 2009) — написана в соавторстве с Эриком Холменом (Eric W. Holman).

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Источник

Мастерица